Начало > Разное > Балканы > 2004-dec

Косово и Метохия

Особая зона преступности в Европе

Четыре года после «освобождения», а вернее агресии НАТО против Югославии, Косово и Метохия (Космет) сегодня стало рассадником (очагом) организованной преступности и терроризма. Южный сербский край формально контролирует ООН: её гражданская и полицейская мисия — UNMIK, и международный (де-факто, НАТО-вский) военный контингент — KFOR. В действительности же этим краем управляют США и НАТО, под крышей которых власть на Косово и Метохии осуществляет сплав албанских военизированных боевиков и террористов, и мафиозных кланов.

Албанская мафия Косова и Метохии и самой Албании (между этими территориями практически нет границы) свирепствует во всех основных сферах организованной преступности: наркотики, незаконная торговля оружием, контрабанда (была особенно развита в почты десятилетний период блокады Югославии), проституция (включая и похищения, в том числе, несовершенолетних девушек и их транспортировку в Западную Европу), рэкет (в основном против албанских мелких и др. предпринимателей на Космете, эмиграции и албанской диаспоры на Западе), пересылка имигрантов в страны Евросоюза, Канаду, и тд. В данном материале нас, в частности, интересует наркоторговля.

Косово и Метохия превратилось в один из самых крупных центров наркобизнесса в Европе. Больше 80 % западноевропейского героина приходит через Космет, где работают три лаборатории для переработки сырых наркотиков (не считая лабораториии в Албании), заявляют оффициальные представители Интерпола. В период войн (1991-1999 гг.), вследствие разрушения СФР Югославии, пути контрабанды наркотиков в Западную Европу шли в основном через Болгарию и Турцию. Сегодня, больше чем 5 000 кг героина ежемесячно проходит напрямую через Космет. В недавно опубликованной статье, сербский недельный журнал «Време» квалифицирует Космет «республикой героина». «Албанцы стали альфой и омегой наркоторговли в Юговосточной и Центральной Европе», говорит Марко Ницович, директор Международной полицейской Ассоциации для Борьбы против наркотиков. Главная причина в том, что Космет сегодня под контролем албанской мафии и уголовная полиция там не действует. Это буквально рай для всех видов преступности, в частности, для наркотиков (1).

Данные Интерпола показывают, что на полях Космета выращивается марихуана. 81 % молодежи, использующей наркотики, употребляет именно марихуану. Она свободно продается во всех частьях Космета и употребляется на улице. С приходом KFOR и UNMIK-а, албанские наркобизнесмены стали значительно сильнее так, что теперь южный сербский край не является только центром распространения, но и производства наркотиков в Европе (2).

Что касается сильных наркотиков, косовско-албанские кланы кажется захватили доминирующую позицию, иногда монополистическую, в незаконной международной торговле героином. Торговлю кокаином разделяют с мировими «лидерами» — мексиканскими и, особенно, колумбийскими картелями. С начала 90-х существующая преступная система в Западной Европе значительно эволюционировала. Турки сохранили монополию оптового рынка героина, но уступили албанцам (прежде всего косметским) контроль за доставкой товара в направлении Запада. («Албанцы заняли место турок в транспортировке наркотиков...», говорит Франческа Марсели, прокурор подразделения антимафии в Милане) (3).

Эта новая конфигурация требует создания центров хранения (складирования), расположенных в основном во Венгрии, но также в Чехии и в Болгарии, основным средоточиям албанской мафии на востоке Европы. Также, по данным Интерпола ещё с конца 90-х, «косовские албанцы контролируют самую большую часть рынка героина в Швейцарии, Австрии, Германии, Венгрии, Чехии, Польше, Швеции, Норвегии и Бельгии». (Там же) Сегодня это усилилось и развилось.

Полицейских, занимающихся борьбой против наркотиков, и експертов Интерпола впечатляют феноменальные объёмы наркотиков, вскрывающиеся в албанских сетьях. Для них, коментирует Ксавиер Рофер, специалист по вопросам безопасности, это « очевидное доказательство того, что албанско-косовская мафия сегодня играет центральную роль в европейской наркоторговле, и что война в Косово как раз вызвала огромный преступный катаклизм от которого страдают Балканы, а Европа, западная как и восточная, чувствует его эффекты». (Там же)

Производство наркотиков в Афганистане возрасло очень быстро вследствие свержения режима талибанов, создавая новые возможности для наркобизнеса. Заметно усилились потоки наркотиков в Западную Европу, в чем косметские наркоторговцы играют важную роль. (Заметим, что, после афганистанской войны, увеличился поток наркотиков и в Россию).

По словам Б. Флечера представителя для прессы полиции UNMIK-а, Космет не является обществом затронутым организованной преступностью, а обществом заснованным на организованной преступности. Такое признание представителя организации не воспрепятствовавшей, а допустившей и, объективно, способствовавшей разростанию организованной преступности в южном сербском крае, весьма показательно. Журнал «International Police Review» объявил в 2000 г. статью о взаимосвязи преступности и УЧК (албанское название тзв. Армии освобождения Косова — АОК), утверждая, что УЧК не занимается контрабандой наркотиков, но в финансовом плане зависит от тех, которые этим занимаются, что «дает возможность преступникам влиять на армию из 30000 вооруженных людей, владеющих послевоенным Косовом» (4).

Несмотря на «нюансы» западных ответственных лиц и др. источников, на самом деле общеизвестно, что УЧК структурно связанна с албанской мафией с самого начала своего создания и становления. Это потверждает ряд оффициальных документов СР Югославии а также многочисленные источники в западных странах, в том числе и оффициальные. (Например, в 1999 года, в городе Бриндизы, италиянский суд вынес приговор албанскому торговцу героином, признавшемуся в том, что за деньги от продажи наркотиков покупал оружие для УЧК) (4).

Общеизвесно, и это потверждают факты, что деньги, будучи центральным нервом террористических действий УЧК и войны 1999 г. — это фонды полученны от наркоторговли, контрабанды, рекета, торговли иммигрантами, проституции — «традиционной» деятельности албанско-косметской мафии, а также от «революционных налогов» на довольно крупную албанскую диаспору (де-факто, вымагательство у диаспоры и её эксплуатация под предлогом «помощи УЧК»), внедренной в западных странах ( в частности, в Швейцарии, Италии, Германии, Бельгии, Северной Европе). Это, вместе с растущим содействием спецслужб (американских, немецких, турецких, иранских, и тд.), обеспечило УЧК возможность перейти от стадии простой полумафиозной террористической группы, пользующейся националистическо-идеологическими лозунгами, до хорошо вооруженной и организованной армии. Она потом была переобразованна в тзв. Корпус для защиты Косова.

В Космете сегодня действует «новая» террористическая организация, появившаяся первый раз в 2001 г. в Македонии, под названием «Албанская народная армия» (АНА). Это террористическая организация, провозгласившая своей целью создание «Великой Албании». в которую, помимо Космета, должны войти и Западная Македония и районы южной Серби — Прешево, Буяновац, Медвежьа, — части восточной Черногории и северной Греции. АНА организованна на территориальном принципе (на каждой из выше перечисленных территорий действуют, согласно сербской оффициальной терминологии, по дивизии с штабами). Тактичаски АНА определенна на герильскую борьбу и быстрые удары в южной Сербии и Македонии, после чего отходят на Космет где находятся их базы. Их сеть снабжения (логистика) функционирует при содействии Корпуса для защиты Косова.

Албанская нарко мафия не только финансирует террористов, а через свою стабильную и разработанную инфраструктуру она их снабжает оружием, оборудованием, вербует новых террористов, устанавливаяет связы с мощнейшими лоббистскими центрами в мире, коррумпирует тех, которые влияют на принятие решений, значимых для позиции международного сообщества.

Мафия в своей деятельности пользуется также идеологическими лозунгами. Упомянутый г. Флечер заявил в июне 2003 г., что крупнейшей преградой с которой сталкиваются силы ООН в Космете является албанская мафия, использующая националистические лозунги косметских албанцев, когда это ей понадобится. Он говорит, что, если полиция UNMIK задержит какого-нибудь гангстерского лидера, тот накидивает на себя албанское знамя и улицы сразу становятся наводнены демонстрантами (4).

Господство УЧК в Космете, ее внедрение в Македонию и Черногорию, новая волна эмиграции албанцев к Западной Европе и Северной Америке — прямое последствие натовских бомбардировок и поддержки Соединенными Штатами УЧК, ставшей официозной наземной армией НАТО в 1999 г. — привели к сильному укреплению активности и мощи албанской мафии в мире. Она сегодня располагает территорией, превращенной в неприступное убежище, в особую зону, которая и есть Космет и Северная Албания. Эти территории были захваченны бандами и УЧК после взрыва Албании в марте-апреле 1997 г. (вследствие распада финансовых пирамид в стране) и после натовской интервенции в Космете 1999 г. «Мафия не может процветать если она не контролирует крупную по масштабу и оплачивающую свои «объязанности» диаспору и, особенно, если не имеет неприступную зону», объясняет Ксавиер Рофер (5).

Впрочем, если экс-УЧК удастся создать «Великое Косово» или «Великую Албанию»), эта территория расширится и на части Черногории, Македонии а, по всей вероятности, и Сербии, Греции. Но, несмотря на возможности дальнейшего передела Балкан, уже наблюдается «европейский центр наркоторговли», расположенный в одном дне езды на автомобиле до Парижа и в одном часе лету из Рима, а в двух с лишним до Москвы, сравнимый с «серыми зонами» Афганистана или с пресловутым азиатским «Золотым треугольником» (5).

Это настоящий очаг региональной дестабилизации. И не только региональной. Ведь если у человека болен хоть один палец, весь организм от этого страдает.

Большая часть преступной деятельности на Косово и Метохии проводится внутри фисов, то есть, семейных кланов, взаимосвязанных и осуществляющих сотрудничество с подобными преступными группами из других европейских государств, в первую очередь Турции, Албании и Болгарии. Отдельные фисы должны платить террористической органзации АНА месячные взносы и до 100.000 евро, чтобы пользоваться ее «защитой» (4).

Власть в Косово и Метохии находится в руках мафии и структур бывшей УЧК а также террористической АНА, пишет белградская газета «Глас явности». Два самых сильных фиса — это фис Тачи на Косово и Метохии и фис Бериша на севере Албании. Они в тесной связи. Под контролем мафии находится 60-70 % власти в Албании на местном уровне. Они осуществляют прямой или косвенный контроль над 75 % территории этого государства. Поскольку международное сообщество не принимает идею великой Албании, дла албанской нарко-мафии стал очень важным проект великого Косова. Как бы его ни називали, целью проекта является осуществление варианта албанской федерации с наркокартелями, как центрами финансовой и политической мощи. Этим бы албанская нарко мафия осуществляла ключевое влияние на Балканах.

На Косово и Метохии действуют 10-12 нарко и других мафиозных фисов. Все они тесно связанны с местными политиками Космета, Албании, Македонии и юга Сербии. Все объединены одной целью: борьбой для создания великого Косова, что, по источникам газеты, не нравится Тиране. Поэтому, эсли западные державы уступят давлению косметских албанцев, а также тех с юга Сербии и их лоббистов в самых западных державах, то «международное сообщество» столкнется с очень серезными проблемами, считает газета. Балканы станут театром новых кровавых конфликтов, в том числе, и между самыми албанцами, поскольку два албанских государства не могут оставаться необъединёнными. Вспыхнул бы новый конфликт за власть, подразумевающий и клановую борьбу, и политическо-уголовные расправы, и покупку политиков среди албанцев и других этнических групп. Межалбанский конфликт стал бы началом нового этапа балканского кризиса (6).

Влияние албанской мафии продолжает расширяться. Болгарская газета «Дневник» напечатала 30.10.2003 г., в статье под заголовком «Преступные группы с Балкан атакуют Канаду», информацию о секретном докладе канадской полиции. В докладе оценивается, что последние войны и этнические конфликты на Западных Балканах создали условия в которых процветает организованная преступность и которые увеличили значение региона как пункта для переправкки запрещенных товаров и «услуг». Преступные группы привлеченны в Канаду огромной выручкой от наркоторговли и контрабанды иммигрантами. Они ещё не очень широко присутствуют в Северной Америке, но есть признаки того, что имеют потенциал осуществить истинное влияние в сферах наркоторговли и контрабанды имигрантами, говорится в докладе. Отмечается, что преступные организации действуют в Онтарио и, особенно, в Торонто и Уиндзоре, где значительно увеличенно число албанских иммигрантов после 1999 года (7).

В США присутствие албанской мафии куда больше. Например, там действует ультранационалистическая организация известна под названием «Призренская лига», членами которой яавляются албанские экстремисти из Космета, Македонии, Черногории. Эта, третья «Призренская лига» (первая была созданна в конце 19 века, вторая, профашистская — в разгар второй мировой войны), сформированна в 1962 г. с той же целью — создание «Великой Албании». Её планы и деятельность в Космете явно сепаратиские и террористические.

Эта организация — важнейшая составная часть албанского лобби в США. Основным способом финансирования её деятельности является наркоторговля и её основоположник Хисен Трпеза считается самым крупным албанским наркобосом в США. Среди главных людей «Лиги», а также наркоцепьи Космет-США находятся лица, которые или тесно связанны с нынешними косметскими вождями или они сами являются видныеми косметскими «активистами». Основная точка опоры этой организации Ню-Йорк, где албанские «дилеры» контролируют 40 % наркорынка. Об их криминальной деятельности предупреждал бывший мер Ню-Йорка Р. Джулиани, а Американский Институт для стратегических иследований продолжает предупреждать об этом же. Но до сих пор не был задержан никто из албанских наркобосов (задерживали лишь мелких дилеров). Это показывает, что они пользуются защитой сильных мира сего. Им, можно сказать, позволяют финансировать через наркоторговлю проекты «Великой Албании» и «Великого Косова» (8).

Ситуация в Сербии и Черногории, что касается контрабанды наркотиков, очень сложная. При транспортировке наркотиков через страну, часть товара всегда остается внутри неё. По оценкам экспертов, в стране сейчас около 120 тысячь наркоманов (70 % из них моложе 20-и лет) и она занимает одно из первых мест на европейской лестнице. СиЧ — важная транзитная страна на «балканском пути» наркотиков между Центральной Азией и Европой. Поэтому возникает вопрос — почему результаты пресечения этой контрабанды в СиЧ очень скромны? И почему никто из ответственных лиц не поднимает эти вопросы публично? (2)

Таким образом, отдельные эксперты оставляют открытим вопрос о возможной замешаности оффициальных структур СиЧ в эти дела. Замешаность нынешней полиции и таможни СиЧ видна и из того, что контрабанда наркотиков допускается и лицам из Афганистана и Китая. (Там же).

Оставлять открытими вопросы о замешаности можно и с намного ширей платформы, чем предполагать подобные действия сербской или черногорской таможни. Ни одно государство не может себе позволить оставлять без контроля контрабанду наркотиков на своей территории. Основой возможного сотрудничества государства с нарко-мафией является создние фондов, не подлежащих контролю парламентов и использующихся спецслужбами для финансирования тайных операций. Учитывая значительное усиление потока наркотиков в Европу, легитимно ли порассуждать, например, так: не превратился ли аеропорт «Слатина» на Косово и Метохии после ухода русских военнослужащих оттуда в транзитный пункт для наркотиков из Центральной Азии?

Можно с уверенностью констатировать, что нынешние место и роль косовско-албанских мафиозных структур в международной организованной преступности и, в частности, в сфере наркоторговли, значительно возросли по сравнению с временем до «решения» косовского кризиса путем агрессии НАТО против Югославии (под предлогом гуманитарных соображений). На просторах бывшей СР Югославии всё деградировало, кроме организованной преступности. Она процветает.

В резкое возрастание поставок наркотиков в Европу свой весомый вклад делает косовско-албанская мафия. Южный сербский край всё больше становится очагом дестабилизации Европы. Неужели несколько десятков тысячь натовских военнослужащих вместе с полицией ООН не могут противстоять преступникам? Конечно, нет. США и НАТО создавали эти же преступные организации, как УЧК и прочие, вооружали их, обучали, допускали их сотрудничестсво с Аль-Каидой, их финансирование Бин Ладеном, взаимодействовали с ними, смотрели сквозь пальци на их различные криминальные дела, лишь бы их действия впысивались в рамки интересов США... Теперь за это дорого платят, в первую очередь, народы Балканского Полуострова, а также, народы Европы.

Борислав Милошевич

Источники

  1. Isabel Vinsent. Crime, Terror flourish in “liberated” Kosovo. National post. December 10, 2003.
  2. Нарко-центар Европе. PATRIOT (Република Српска). Број 82. од 15.09.2003.
  3. Alexandre del Valle. Realite sur l'UCK. Geopolitika by Artel. Belgrade. 20. Oktobre 2003.
  4. Цит. по „Бела књига” о албанском тероризму и организованом криминалу на Косову и Метохији. Apisgroup. 9. децембар 2003.
  5. Xavier Raufer. Drogue: “le Triangle d'Or” du Kosovo. Le Figaro Magazine, 7 aout 1999.
  6. Љиљана Сталетовић. Под командом нарко мафије. „Глас јавности”. 6. септембар 2003.
  7. «Дневник». Болгария. 30.10.2003 г.
  8. Слађан Николић. Трећа „Призренска лига”. Политика, организовани криминал и тероризам на Косову и Метохији. Apisgroup. 9. децембар 2003.

____

Опубликовано: газета «Советник президента каждый гражданин России». — Москва, 2003. — № 23, 70.

Повторно: журнал «Русский дом». — Москва, 2004. — № 2. // «Материк» (информационно-аналитический портал постсоветского пространства). — Москва, 2003. — 15 декабря (№ 88). // газета «Военно-промышленный курьер». — Москва, 2004. — февраль.