Суд над Милошевичем

Судебный процесс над бывшим президентом Югославии С.Милошевичем находится в активной фазе — Милошевич опрашивает своих свидетелей. За этим следит вся страна — сторонники и недруги, сочувствующие и недоброжелатели. Все сходятся на том, что держится он хорошо, достаточно бодр, лукав. Он прекрасно «работал» и в предшествующие дни, когда опрашивали свидетелей обвинения — замечал противоречия в показаниях, ставил их в тупик основательным знанием событий, всегда был в форме, хорошо подготовлен и осведомлён. Тогда судьи и прокуроры выступали единым фронтом, хорошо управляли ситуацией, в том числе оказывали давление на обвиняемого — ограничивали Милошевича во времени при опросе свидетелей, не обращали внимание на состояние его здоровья, заваливали материалами и документами часто без перевода на сербский.

Сейчас ситуация изменилась. Напомним, что Трибунал намерен доказать виновность Милошевича. Он должен стать главной причиной всего кризиса — распада СФРЮ, войны в Хорватии, в БиГ, в Косове, агрессии НАТО на Югославию, что влечёт за собой подтверждение правомочности действий альянса в 1999 г. Схема процесса разработана, на карту поставлены серьёзные политические интересы как международных организаций, так и отдельных государств. Если схема сработает, то можно спокойно перевернуть эту страницу истории, ведь будет обоснована первопричина происходящих серьёзных изменений в международных отношениях, доказана виновность военных и политических руководителей одной страны и даже целого народа. К такому выводу прийти не трудно, если обратить внимание на те факты, что Милошевич — единственный осуждённый президент их всех, кто противостоял друг другу в 90-е годы, что именно сербов несравненное большинство среди осужденных в Гааге.

Суд, видимо, опасался нарушения сложившегося баланса сил, поэтому по-своему готовился к опросу свидетелей защиты. Во-первых, максимально сократили количество дней, в течение которых Милошевич мог представлять своих свидетелей (всего 150 дней, в то время, как обвинение потратило более 300). Во-вторых, была сделана попытка запретить Милошевичу самому руководить опросом свидетелей — под предлогом плохого самочувствия ему навязали адвокатов Стивена Кея и Джилиен Хиггинс. Надежда была на их незнание дела, на то, что они не успеют вникнуть во все детали и будут лишь послушным проводником запущенной судьями схемы. Но последняя уловка не удалась — солидарность свидетелей, отказавшихся приехать в Гаагу, заставила судей разрешить Милошевичу самому готовить и опрашивать свидетелей, планировать защиту. Среди уже 18-ти опрошенных свидетелей Милошевича — политические деятели, учёные, военные, дипломаты, сотрудники международных организаций. Суд не может избежать того, что свидетели поднимают многие вопросы, которые ранее замалчивались или не принимались во внимание, что серьёзно расшатывает систему обвинения. Так, судьям пришлось несколько раз выслушивать показания о том, что решение об агрессии НАТО на Югославию принималось в США еще в 1998 г., не зависело от ситуации в Косове, и нужен был лишь повод. Его нашли в феврале 1999 г., состряпав «злодейское убийство» якобы мирных граждан в селе Рачак. А это значит, что США и НАТО не были заинтересованы в мирном исходе конфликта в крае. Свидетели говорили, что США и НАТО преднамеренно не замечали экстремизм албанцев и провокации боевиков, неправильно классифицировали их как «борцов за справедливость против угнетения», вмешивались во многие антисербские операции в Хорватии, Косове. По-иному вырисовывается картина событий в Хорватии, где от сербов были очищены целые регионы.

Как видится развитие этого процесса? Очевидно, что сейчас в Трибунале свидетелями защиты делается попытка исправить искажённую картину событий на Балканах, что очень невыгодно суду. И сколько может С.Милошевич противостоять этой тяжёлой машине правосудия, где даже нездоровье подсудимого находится под должным контролем? Он работает на пределе своих сил, страдая ишемической болезнью сердца, высоким артериальным давлением. Врачей со стороны к нему не допускают, а тюремный врач-универсал может лишь раз в неделю констатировать состояние, а не лечить. Кроме большой физической нагрузки в связи с самим процессом, любого, даже сильного человека, может ослабить существующие порядки в тюрьме — первое время в камере Милошевича круглые сутки не выключался свет, барахлила вентиляция, в тюрьме очень плохое двухразовое питание, которое становится вообще нерегулярным во время процесса, когда подсудимый во время перерыва сидит в подвальном помещении. Если защита Милошевича будет продолжаться также успешно, то суду придётся думать, как сохранить своё лицо в столь щекотливой ситуации. И нельзя не предположить, что кроме других средств тяжёлая болезнь подсудимого могла бы выгодно для суда приостановить этот процесс. Будем надеяться, что дух борьбы даст С. Милошевичу силы довести его до конца.

Каково будущее Трибунала? Оно не безоблачно, особенно если процесс продлится дольше намеченного. Уже сегодня Трибуналу не хватает денег, адвокаты давно не получают плату за свой труд. Окончательное же его свёртывание зависит от двух факторов — если отпадёт необходимость использовать его в качестве инструмента давления на непослушную Сербию (правда, она и так становится всё более и более податливой), и если будет арестована вся верхушка сербской политической и военной элиты 90-х, особенно Караджич и Младич. В этом вся суть и содержание высокого международного института.

Гуськова Елена Юрьевна
«Труд»
16.03.2005 г.

-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~
[Translit] [Ангелина]

Опубликовано:
Труд. Москва.
Сокращено:
Нет
Дата:
16.03.2005 г.
Переведено:
Нет

Искать:

Координатор проекта:
Д. Лабан <info@laban.rs>

© 2003–2017 Е. Ю. Гуськова
Все права охраняются.

Страница создана: 2005-03-16
Последняя модификация: 2017-11-25