Начало > Работы > Актуальная политика > 2005-01

Албанский фактор в развитии кризиса на Балканах в 2000-2005 гг.

Сборник охватывает важный период налаживания мирной жизни в Косове и Метохии, на Юге Сербии и в Македонии после 1999 г., когда руководили этим процессом миссия Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косове (МООНВАК), Специальный представитель Генерального секретаря и Международные силы безопасности при существенном участии Организации Североатлантического договора — Силы для Косово (СДК).

К моменту прибытия МООНВАК в Косове царила атмосфера хаоса, развала экономики, огромных разрушений, беззакония и широко распространенного стремления к возмездию при отсутствии во многих районах большей части населения. Кроме того, члены вооруженных групп косовских албанцев и другие самопровозглашенные силы пытались заполнить образовавшийся после ухода органов власти и сил Союзной Республики Югославии вакуум в таких областях, как административная деятельность и безопасность(4).

Документы 2000 г. отражают процесс формирования административных и политических структур края, которые должны были позволить народу Косова участвовать во временной администрации и инициировать процесс создания временных институтов демократического и автономного самоуправления вплоть до политического урегулирования. Международные организации надеялись в течение мирного периода перевести бывших бойцов Освободительной Армии Косова в новое качество, благодаря официальному созданию Косовского корпуса защиты (ККЗ). В то же время документы показывают, что обстановка в области безопасности, которая постепенно улучшалась в конце 1999 г., становилась более напряженной и неустойчивой.

Документы показывают, что в 2000 г. международные организации искали пути урегулирования в крае. Специальный представитель Генерального секретаря ООН выступил инициатором стратегии, призванной положить конец кризису и устранить глубокое, законное беспокойство, проявляемое обеими сторонами. С местными лидерами велось активное обсуждение четырехэтапного процесса, в рамках которого основное внимание должно быть уделено обеспечению свободы передвижения этнических албанцев, безопасности этнических сербов и упорядоченного возвращения и тех и других. На первоначальном этапе внимание должно быть сконцентрировано на мерах укрепления доверия, которые могут основываться на общих интересах. Конечной целью являлось установление совершенно иного порядка управления Митровицей, — совместного управления «объединенным городом», которое должно послужить примером для других районов Косова. В докладе Генерального секретаря ООН отмечалось, что за первые три месяца 2000 г. «МООНВАК добилась дальнейшего прогресса в формировании структур, которые позволят народу Косово участвовать во временной администрации края и которые также инициировали процесс создания временных институтов демократического и автономного самоуправления вплоть до политического урегулирования. В течение этого периода процесс перевода бывших бойцов в новое качество продвинулся вперед благодаря официальному созданию Косовского корпуса защиты (ККЗ). В то же время обстановка в области безопасности… стала более напряженной и неустойчивой… Положение меньшинств практически не улучшилось, и многие их представители по-прежнему подвергаются нападкам и дискриминации по причине их принадлежности к меньшинствам»(1). В Косове выстраивались новые отношения сотрудничества всех политических сил края во Временном административном совете (ВАС) и Совместной временной административной структуре (СВСА). Соглашение о создании СВАС, полагали в международных структурах, знаменовало собой важный шаг вперед в процессе разделения административных функций с местным населением. На первоначальных этапах были определены 20 департаментов, необходимых для управления Косовом, причем каждый департамент должен возглавляться международным и местным соруководителями. В начале 2000 г. были созданы департаменты здравоохранения и социального обеспечения, образования и науки, местной администрации и по делам Центрального финансового органа (бюджет и финансы). Позже организовали департаменты восстановления, коммунальных услуг, юстиции, общественных служб, демократического правления и поддержки гражданского общества. Международные силы готовили провести в течение года муниципальные выборы.

17 ноября 2001 года прошли выборы Скупщины Косова. Ни одна партия не получила в Скупщине достаточного количества мест, поэтому пришлось договариваться представителям Демократического союза Косова и Демократической партии Косово. Президентом края стал Ибрагим Ругова.

Однако ситуация не была спокойной. В начале февраля 2000 года произошло резкое ухудшение ситуации в крае. 2 февраля по принадлежавшему Управлению Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ) и осуществлявшему рейсовые гуманитарные перевозки автобусу с ясно различимыми опознавательными знаками, в котором находилось 49 пассажиров — сербов, был произведен выстрел из гранатомета, в результате чего два пассажира были убиты и трое ранены. Этим автобусом, который сопровождали два транспортных средства СДК, управлял международный сотрудник из Датского совета по делам беженцев. После этого нападения, 3 и 4 февраля, произошла вспышка насилия в северной части Митровицы, в результате чего восемь человек были убиты и не менее 20-30 человек серьезно ранены. Это привело также к перемещению более 1650 албанцев из северной части Митровицы и к сокращению числа сербов в южной части города, где их осталось не более 20 человек, из которых большинство живет на территории монастыря под защитой СДК. Около 5000 сербов по-прежнему проживают в изолированных анклавах в южных пригородах Митровицы, а около 2 000 албанцев — в северных пригородах. МООНВАК и неправительственные организации также стали жертвами насилия. Международный и местный персонал пришлось передислоцировать, а девять транспортных средств, принадлежащих МООНВАК, УВКБ, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и международным неправительственным организациям, были сожжены или разграблены. Офис Международного комитета Красного Креста (МККК) был сожжен, а офисы некоторых неправительственных организаций и один офис СДК были разграблены(1).

Правительство Югославии внимательно следило за ситуацией в крае и полагало, что международные организации не достаточно внимания уделяют продолжающимся преступлениям против неалбанского населения. По его мнению, ситуацию в Косове и Метохии характеризовал повседневный террор, преступления, массовые нарушения прав человека и этническая чистка сербов, мусульман, цыган, горанцев, турок, египтян. «Край превращен в рекрутский центр террористов, базу организованной международной преступности, контрабанды наркотиков, оружия, работорговли и отмывания денег. Главной причиной невыполнения и систематического нарушения резолюции СБ 1244 (1999), этнических чисток и непрекращающегося геноцида неалбанского населения Края является американская политика поддержки сепаратизма, терроризма и концепции «Великой Албании». Действующая администрация США эту поддержку осуществляет через исполнителя Бернара Кушнера, террористическую так назв. «ОАК», Х.Тачи, А.Чеку и других преступников. Налицо факт невыполнения своего мандата СДК и МООНВАК, они не показывают готовность его выполнять и напрямую в ответе за невыполнение и систематическое нарушение резолюции СБ 1244».

В период с 12 июня 1999 по 13 января 2000 г., как показывают документы, было совершено 3688 террористических актов, во время которых было убито 793 чел.(3).

Зимой 2001 г. обострилась ситуация в трёх районах на юге Сербии, где большинство населения составляют албанцы — Прешево, Буяновац и Медведжа. В сборнике представлены документы, которые отражают характер событий в этом регионе. По мнению югославского правительства, Албанские экстремисты на территории общин Прешево, Буяновац и Медведжа угрожали Республике Сербии и Союзной Республике Югославии, их территориальной целостности и суверенитету, миру в регионе, жизни и безопасности граждан и основным правам человека. Одновременно вторжения и захваты территории Республики Сербии со стороны террористов и террористические акты представляли собой недопустимое нарушение Кумановского соглашения в части, которая относится к сухопутной зоне безопасности. Исходя из документов сборника, видна позиция албанцев. Они полагали, что «современный кризис и напряженность на территории общин Прешево, Буяновац и Медведжа являются последствием политической сегрегации, репрессивных и насильственных отношений, десятилетиями навязывавшихся сербскими властями албанскому населению»(4). В сборнике представлены документы и сербской, и албанской сторон по разрешению возникшего конфликта.

Весной 2001 г. напряжение возникло в Македонии, когда албанцы этой страны поднялись на вооружённое восстание. Им противостояла македонская полиция и армейские подразделения. В сборнике представлены документы, позволяющие проследить развитие событий, рассмотреть их сущность и пути урегулирования. Так, македонское правительство отмечало, что столкнулось с террористической активностью албанских террористических групп на той части своей территории, которая граничит с Косово. Такая активность угрожала территориальной целостности и суверенитету государства, жизни и безопасности граждан и их прав, а также миру и безопасности в регионе. Поэтому главным интересом Республики Македонии стало уничтожение албанского терроризма, восстановление мира и безопасности, а также торжество закона на всей территории. Эти требования отражали единый подход всех государственных и политических сил в Республике Македонии в отношении способов и методов решения кризиса. Чтобы преодолеть этот кризис, Республика Македония предложила конкретные шаги к его разрешению, среди которых основными являлись: активность сил безопасности по защите всех граждан и предотвращению расширения терроризма, что необходимо для проведения соответствующих антитеррористических мер; усиление политического процесса при участии законно выбранных представителей македонских албанцев, строительство гражданского общества, в котором приоритетными будут права человека; осуществление «плана разоружения». Республика Македония надеялась на полную поддержку международным содружеством деятельности по этому плану и на помощь в его реализации.

Албанские лидеры в Македонии, со своей стороны, согласились с необходимостью реформировать Республику Македонию, чтобы она могла стать демократическим государством для всех ее граждан и всех этнических содружеств. Консенсус албанских лидеров основывался на следующих принципиальных позициях: признании, что все реформы сохранят мультиэтнический характер Македонии; что трансформация Македонии должна вести страну к евроатлантической интеграции; что решение, осуществляемое в рамках внутреннего политического процесса, будет поддерживаться США и ЕС. Основываясь на этих принципах, албанские лидеры в Македонии решили участвовать в процессе диалога о реформах, работая над следующими вопросами: поправки к Конституции; неограниченное употребление албанского языка как служебного языка в Македонии; этническое пропорциональное представительство в государственных институтах; расширение компетенции общин; полное изменение Конституции; введение консенсусной демократии в сферах деятельности, которые относятся к этническим правам (соответственно ограничение в голосовании по принципу большинства в сферах, которые относятся к этническим правам); право свободной коммуникации в рамках албанского культурного пространства. Одним из условий начала переговоров албанцы считали включение членов албанской Освободительной национальной армии в разные виды деятельности в мирной жизни, включая деятельность в рамках государственных институтов.

В сборнике приводится Рамочное соглашение между Македонией и Евро-атлантическим союзом, которое положило конец вооружённому столкновению в Македонии и наметило основные пути реформирования государства и изменения Конституции Македонии в направлении современного демократического государства, которое должно в полном объеме гарантировать права и потребности всех его граждан в соответствии с самыми высокими международными стандартами.

2003-2005 гг. представлены документами, освещающими стремление международных организаций разработать программу развития Косова и Метохии, которая бы позволила начать обсуждение статуса края. Так, были сформулированы «Стандарты для Косова», к которым относились следующие области: функционирование демократических институтов, верховенство закона, свобода передвижения, возвращение беженцев и реинтеграция, экономика, имущественные права, диалог с Белградом и Корпус защиты Косово. Совет Безопасности поддержал этот план, который должен служить в качестве основы для оценки прогресса, достигнутого временными институтами самоуправления в Косове и Метохии.

Правительство Сербии оценивало применение резолюции 1244 СБ ООН как неудовлетворительное и вызывающее беспокойство, а процесс создания демократического и мультиэтнического общества и институтов в Косове и Метохии неудовлетворительным и несостоявшимся, отмеченным этнической дискриминацией и односторонними решениями, которыми возмутительно нарушаются положения Резолюции СБ ООН. Среди таких решений — Декларация о легализации деятельности так называемой Освободительной армии Косово, перенос полномочий международных миссий на временные институты самоуправления и избеганием реальных механизмов создания демократического общества, каковым является процесс децентрализации. Правительство отрицательно оценивало и общую ситуацию соблюдения прав человека в Косове и Метохии, отмеченную участившимися случаями террористических актов, физического насилия, убийств на этнической основе, резкой экспансией организованного криминала, разбойными нападениями, узурпацией и уничтожением частной собственности, ограничением свободы передвижения, недоступностью институтов для представителей сербской национальной общины и т.д.. Неуспешным оказался и процесс возвращения беженцев и переселенных внутрь Сербии лиц, поскольку за четыре года в Косово и Метохию вернулось менее двух процентов беженцев и расселенных лиц из рядов сербской национальной общины.

В марте 2004 г. в Косове и Метохии произошло широкомасштабное межэтническое насилие над сербским населением со стороны албанцев, в результате которого имелись много убитых и сотни раненых, а также нападения на военнослужащих Сил для Косово и на персонал и объекты Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косове. Проводя анализ сложившейся ситуации, Генеральный секретарь ООН отмечал в ноябре 2004 г., что обстановка в Косове характеризовалась нарастающим чувством неудовлетворенности и разочарования. «С точки зрения албанского большинства в Косове, основная причина не имела межэтнического характера, а вытекала из совершенно очевидной серьезной нехватки экономических возможностей и отсутствия ясной политической перспективы. Имевшие место в марте акты насилия застали международное сообщество врасплох», — подчёркивал Кофи А. Аннан(6). Оно не смогло оценить настроения среди населения и осознать глубину неудовлетворенности большинства и степень уязвимости меньшинств. Складывалось такое впечатление, что в международном сообществе во главе с Миссией Организации Объединенных Наций по делам Временной администрации в Косово царило замешательство, что ему не хватало целеустремленности и внутренней сплоченности. Миссия стала главным объектом критики со всех сторон, хотя она также является жертвой отсутствия четкой политической перспективы. Народная скупщина Сербии заявила, что «погром сербского населения Косова и Метохии 17-19 марта является следствием неготовности МООНВАК и КФОР выполнить свои обязательства по Резолюции 1244 Совета безопасности ООН. Это прямой результат переноса полномочий от международной администрации на временные органы Косова»(7).

В России в марте 2004 г. был назначен новый министр иностранных дел С.Лавров, который впервые охарактеризовал ситуацию в Косове и Метохии как «провоцированный экстремистами резкий всплеск насилия в этом крае», который «обнажил сознательно проводимую ими политику этнической чистки неалбанского населения Косово, прежде всего — косовских сербов»(8). Именно с этого времени, как показывают документы, позиция России становится более объективной на всём балканском направлении

Одним из важных документов 2005 г. является обзор положения в Косове, сделанный Каем Эйде. Господин Кай Эйде (Норвегия) был назначен Специальным посланником Генерального секретаря по проведению всеобъемлющего обзора положения в Косове в мае 2005 г. Он анализировал ситуацию в крае, чтобы выяснить, имеются ли там условия для перехода к политическому процессу, призванному определить его будущий статус, в соответствии с резолюцией 1244 (1999) Совета Безопасности и соответствующими заявлениями Председателя. Этот обзор использовался также для того, чтобы добиться прогресса на местах и содействовать созданию условий, способствующих подвижкам в политическом процессе. Результатом деятельности посланника стал специально подготовленный доклад, который был представлен Совету Безопасности. Важно отметить, что г-н Эйде пришел к выводу, что, несмотря на то, что осуществление соответствующих стандартов в Косове является неравномерным, пришло время переходить к следующему этапу политического процесса(9).

Основываясь на этом докладе, Генеральный Секретарь ООН начал подготовку к возможному назначению Специального посланника для руководства процессом определения будущего статуса Косова. И в октябре 2005 г. Кофи А. Аннан сообщил членам Совета Безопасности, что «намерен назначить бывшего президента Финляндии Мартти Ахтисаари моим Специальным посланником, который будет руководить процессом определения будущего статуса Косово»(10) . Именно М.Ахтисаари возглавил переговорный процесс между делегациями Приштины и Белграда в 2006-2007 гг., а также стал автором предложения о предоставлении Косову независимости.

Последним документом сборника является Доклад Генерального секретаря ООН от 27 октября 2005 г., в котором отмечается, что в целом ситуация в Косове остается спокойной, но напряженной, а обстановка с точки зрения межэтнических отношений в Косове также остается относительно спокойной, но нестабильной. Только в августе 2005 г. был зарегистрирован в общей сложности 251 инцидент, связанный с контрабандой наркотиков, оружия, фальшивых денежных знаков и с другой контрабандной деятельностью(11). Доклад выдержан в спокойных тонах, и, несмотря на вывод о том, что «напряженность, которая будет сохраняться в обозримом будущем», готовил почву для начала переговорного процесса в 2006 г., который должен был закончиться предоставлением краю независимости. Однако эти сюжеты станут предметом рассмотрения уже других сборников документов.

Доктор исторических наук
Гуськова Елена Юрьевна

Список литературы

  1. Документ ООН. S/2000/17
  2. Посольство Союзной Республики Югославии. Информационный бюллетень. — М., 2000. — № 98. — 12 мая
  3. Посольство Союзной Республики Югославии. Информационный бюллетень. — М., 2000. — № 2. — 19 января
  4. Документ ООН. S/2000/538
  5. Програм и план Савезне и Републичке владе решавања кризе настале деловањем албанских терористичких група у општинама Бујановац, Прешево и Медвеђа // Миjалковски М., Дамjанов П. Тероризам албанских екстремиста. Београд, 2002. С. 493-500.
  6. Документ ООН. S/2004/932
  7. Резолуција Скупштине Србије о Косову и Метохији // ТАНЈУГ. — Режим доступа: www.tanjug.co.yu
  8. Заявление Министерства иностранных дел Российской Федерации (20 марта 2004 г.) // Информация Министерства иностранных дел Российской Федерации. — Режим доступа: www.mid.ru
  9. Документ ООН. S/2005/635
  10. Документ ООН. S/2005/708
  11. Документ ООН. S/2005/689

________
Опубликовано как Предисловие в кн.: Албанский фактор в развитии кризиса на территории бывшей Югославии. Документы. Т. 3. (2000-2005 гг.). — М.: Индрик, 2008. (в печати)