Косовский узел

Терроризм как метод достижения независимости

О нынешнем состоянии «косовского узла» и о том, как сегодня его пытаются «разрубить» на так называемых переговорах по статусу Косово и Метохии, размышляет руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН, доктор исторических наук Елена Гуськова.

Елена Гуськова (Е. Г.) Переговорный процесс по Косово, который закончился ещё в прошлом году, неожиданностей не принёс. Правда, кроме позиции России, которая, стоит подчеркнуть, и стала для Запада неожиданным фактором, затормозившим весь этот процесс. Через Совет Безопасности ООН Косово и Метохию должны были признать ещё в декабре 2006 года. Но твёрдая и принципиальная позиция России не только затормозила этот процесс, но и поставила и Запад, и албанцев в очень неудобное положение. Они были вынуждены искать варианты либо обхода России, либо давления на неё — как это они делали всегда на протяжении 90-х годов. Причём когда в 1994 или в 1995 годах надо было принимать ответственные решения по Балканам, то Россия не имела своей точки зрения и стояла на соглашательской позиции. И сейчас всё было заранее просчитано, сценарий был написан, подписан и неожиданностей не ждали.

Сергей Трусевич (С. Т.) И какие же результаты мы имеем на сегодняшний день?

(Е. Г.) Албанцы в переговорах вели себя весьма неконструктивно и ни разу не выступили с каким-то серьёзным предложением, которое могло бы помочь приблизить точки зрения сторон. А вот сербская сторона, наоборот, была очень конструктивна, предлагая разные варианты планов по сохранению, с одной стороны, единства своего государства, а с другой — по предоставлению албанцам максимальной автономии, даже такой, какой ещё нет в мире.

Руководящая структура этого переговорного процесса — так называемая «тройка» — изначально не предполагала выдвигать какие-то планы, которые бы обсуждались за переговорным столом. Но не удержалась от того, чтобы не подвести хотя бы промежуточные результаты. Так появился план из 14 пунктов, где попытались обобщить первый период переговорного процесса, а в начале декабря был подготовлен ещё один документ, который лёг на стол Генеральному секретарю ООН. Но и в нём не содержится конкретных предложений, например, о предоставлении независимости Косово и Метохии, просто в очень короткой форме излагается, как шёл переговорный процесс и как стороны относились к тому или иному предложению.

Сербы, почувствовав сильную поддержку России, всё чаще и чаще стали напоминать о международном праве. И не хотят отступать со своих позиций. Однако албанцы не только говорят о независимости, но и уже приступили к определённым шагам. Вышла из подполья Албанская национальная армия, которая должна была бы быть разоружена ещё в 1999—2000 годах. Представителей этой армии видели и на дорогах Македонии, они уже пытаются контролировать часть важнейших транспортных магистралей, и особенно пограничные переходы. Этим они не просто создают напряжённость, но и запугивают находящиеся там миротворческие силы и натовцев на будущее — чтобы те не вздумали мешать, если албанцы поднимутся на вооружённую борьбу за независимость.

(С. Т.) Запугивают какими-то действиями или словами?

(Е. Г.) Пока словами. Но вообще Европа и натовцы на самом деле очень боятся албанцев. Каждый выстрел, каждый поджог любых объектов рассматривается как угроза их собственной безопасности. Однако, вместо того чтобы наказывать албанцев, они постоянно идут им на уступки.

(С. Т.) Вновь избранный премьер края Тачи, в недавнем прошлом боевик по прозвищу Змей, заявил на прошлой неделе, что они провозгласят независимость в одностороннем порядке.

(Е. Г.) Этого не произойдёт без согласия Европы и США. Сейчас перед Штатами стоит непростая задача договориться с большинством европейских стран, чтобы заручиться их поддержкой. В течение прошлого года на Россию тоже оказывалось определённое давление, даже пытались торговаться по поводу Косово. Но Россия на уступки не пошла, полагая и ныне, что переговорный процесс надо продолжить.

Но самое главное: если сегодня переговоры, скажем, не совсем удались (я против того, чтобы говорить, что они зашли в тупик), то это означает, что их плохо вели и что они были плохо организованы. Потому что изначально было ясно, что албанцам заранее дали надежду на то, что они получат свою независимость. А потому у них не было стимула вести конструктивный разговор. Вот если бы им сказали, что по крайней мере в ближайшие 50 лет вы независимости не получите, то наверняка тогда бы они соглашались на максимальную автономию.

Кстати, в СМИ проникли сведения о том, что Марти Ахтисаари получил от албанцев огромные деньги за то, чтобы довести этот процесс до того результата, который полностью удовлетворил бы албанцев. И зачем придумывать какие-то планы, когда их цель — независимость и никаких планов для этого строить не нужно. И если Москве и Вашингтону договориться не удастся, то, конечно, надо переговоры продолжать. Ясно, что лучше сто лет переговариваться, чем один день воевать. Хотя Сербия начинать войну в Косово и Метохии не будет — для этого нет ни сил, ни возможностей. Тем более фактически придётся воевать против НАТО.

(С. Т.) Да, в декабре прошлого года в Москве сербский министр иностранных дел заявил, что военных действий они предпринимать не будут…

(Е. Г.) Это так и есть. Албанцы же находятся под контролем США и если начнут какие-то действия, то лишь после того, как получат «добро» с той стороны океана. Но если одностороннее провозглашение независимости всё-таки произойдёт, то я не уверена, что сербские добровольцы, партизаны не начнут на этой территории определённые локальные действия.

(С. Т.) Вы сказали, что пытались торговаться с Россией. Что предлагали?

(Е. Г.) Например, независимость некоторым территориям на постсоветском пространстве. Предлагали некоторые уступки на ближневосточном направлении. Также, думаю, были и другие — экономические — предложения.

(С. Т.) Если ещё раз коротко сформулировать: позиция России в том, что…

(Е. Г.) …Косово должно стать универсальным принципом международного права, а не просто очередным особым случаем на постъюгославском пространстве.

Важно, чтобы мир выработал универсальные подходы к таким вопросам, потому что это — не только Балканы и не только постсоветское пространство. Это и Европа. Такие же проблемы есть и в Англии, и в Испании, да и в других местах. Если такие универсальные принципы будут выработаны, то любая территория, которая стремится к отделению от многонационального или многоконфессионального государства, будет знать: если из этих, например, десяти принципов (условий) она смогла выполнить лишь два, то не может претендовать на независимость, пока не выполнит все остальные. В этом случае Косово и Метохия никак не могли бы претендовать на независимость. Хотя бы потому, что там методом достижения независимости являются терроризм, против которого борется весь мир, геноцид, желание создать территорию, чистую от неалбанцев, вплоть до уничтожения других народов и ликвидации любого памятника христианской культуры. Да к тому же я сильно сомневаюсь, что экономика Косово готова к самостоятельному развитию и к позитивному росту.

Европе нужно задуматься над тем, что именно эта территория с большинством безработного населения является очагом наркоторговли, местом активного транзита наркотиков, отмывания денег, торговли оружием и живым товаром. И вначале нужно ликвидировать этот опасный очаг, а потом думать о предоставлении албанцам независимости. И если бы европейцы подошли с таких позиций, то никогда бы не поставили вопрос об отделении этой территории от Сербии.

(С. Т.) Но эта независимость — ведь не просто «вещь в себе». Что кроется за всем этим?

(Е. Г.) Да, понятно, что речь здесь идёт не об албанцах или сербах, а об ослаблении крупного славянского православного образования на этой территории. Фактически вся политика Европы и Америки, особенно на территории бывшей Югославии, носила и носит антисербский оттенок. И тому есть множество подтверждений. А теперь за этим последуют другие шаги, которые будут носить ещё и антироссийский характер.

Им ведь невыгодно предоставлять независимость таким территориям, как Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах, потому что они тяготеют к России. Всё, что ослабляет Россию, будет поддерживаться, всё, что усиливает, — отрицаться. Поэтому США и против универсальности случая Косово.

(С. Т.) С позицией США всё понятно. А какой расклад сил в Европе?

(Е. Г.) По этому вопросу единства здесь нет. Ряд стран высказывались за то, чтобы не решать вопрос так быстро, причём априори в пользу одной из сторон. Так высказывались Словакия, Греция, ещё целый ряд государств.

(С. Т.) Как, на ваш взгляд, будет развиваться ситуация в тех же непризнанных республиках на постсоветском пространстве?

(Е. Г.) Они сами ждут объявления независимости. Это даст им определённое право на определённые действия.

(С. Т.) То есть, как ни цинично звучит, и Приднестровью, и Абхазии, и Южной Осетии как раз было бы выгодно это?

(Е. Г.) Да, они ждут этого и хотят провозгласить свою независимость по примеру Косово и Метохии. Другое дело, что это уже вызовет совершенно другую реакцию в мире — и в международных организациях, и в Европе. Этого нельзя забывать. Именно потому Россия и заняла такую позицию. Хотя, с одной стороны, нам это было бы выгодно, потому что провозглашение независимости Косово и Метохии даёт возможность поддержать провозглашение независимости постсоветских непризнанных государств. Но Россия не идёт на этот шаг только из-за того, чтобы мировое сообщество вернулось на рельсы международного права, которое было нарушено именно на Балканах в начале 90-х годов.

(С. Т.) Некоторые наблюдатели считают, что такой же прецедент может сыграть и на ситуации в Боснии и Герцеговине с боснийскими сербами…

(Е. Г.) Это не совсем так. Согласно действующей в настоящее время конституции, содержащейся в Приложении 4 Дейтонского мирного соглашения, достигнутого в США 21 ноября 1995 г. и подписанного в Париже 14 декабря 1995 г. (Парижский мирный договор по БиГ), Босния и Герцеговина создана как единое государство, но по структуре — как государство конфедеративное. Вообще таких аналогов в международном праве нет, да и в государственном тоже. Где в одном общем государстве есть два образования — Федерация Боснии и Герцеговины (мусульманско-хорватская) и Республика Сербская. Каждое имеет своего президента, парламент и правительство. Так что здесь возникает такое ощущение, что когда люди создавали и прописывали на бумаге всю эту структуру, то, во-первых, очень торопились, а во-вторых, предполагали, что она долго не продержится и в конце концов удастся создать единое государство. Прошло уже более десятилетия, а сербы смогли сохранить там серьёзную автономию. Но они прекрасно понимают, что в одном государстве надо жить вместе, поэтому там существуют и общие органы власти на федеральном уровне — Президиум, Парламентская ассамблея и Совет министров. Конечно, сербы там всегда стремились к самостоятельности и особенно хотели установить более серьёзные связи с Сербией. Этого-то им и не позволяют… Да, многие говорят, что и Республика Сербская может провозгласить свою независимость в аналогичном случае с Косово и Метохией. Но нужно сказать, что всё-таки территория Боснии и Герцеговины — не самостоятельная. Это даже не протекторат, а скорее всего, оккупация. Под международным контролем. Поэтому любой шаг влево или вправо вызывает очень серьёзную негативную реакцию управляющего этой территорией, который ведёт себя как барин при крепостном праве. Здесь смещаются даже избранные президенты, неугодные члены парламента, закрываются неугодные средства массовой информации, выбирается приемлемый для этого барина метод голосования… Так что я не думаю, что здесь это может дойти до практических шагов отделения РС. Хотя вариант с провозглашением независимости Республикой Сербской возможен.

Поэтому я всё время и говорю, что провозглашение независимости Косово и Метохии значительно осложнит дальнейшую ситуацию на Балканском полуострове. И если Европа хочет иметь те болевые точки, о которых мы говорили ранее, то независимость как раз к месту. Но если мы хотим установить там мир и стабильность, так необходимую сегодня Европе, то нужно всерьёз задуматься. Нужно сказать албанцам, чтобы они не рассчитывали на независимость и обязательно продолжили переговорный процесс.

(С. Т.) А на ваш взгляд, какой из вариантов наиболее приемлем для разрешения этого кризиса?

(Е. Г.) Мне кажется, что прежде всего нужно замораживать процесс предоставления независимости Косово и Метохии. Продолжать переговорный процесс, который может продлиться и 10, и 15, и 20 лет. Но искать такие варианты, которые устроили бы все стороны. Думаю, здесь всё-таки нужно говорить о широкой автономии. Однако всё это лишь в том случае, если США и Европа хотят решить эту проблему. Ведь сегодня видно, что они не хотят её решать.

(С. Т.) Почему?

(Е. Г.) В Косово находится большая военная база США «Бон Стил», и американцам совершенно не нужно, чтобы эта территория каким-то образом имела отношение к Белграду. Им важно, чтобы их никто не контролировал и они могли свободно распоряжаться этой территорией.

Другое дело, что они не понимают, что со временем их присутствие может не понравиться албанцам и сами же американцы станут прицелом для албанских боевиков. У которых своя цель, к которой они упорно идут ещё с конца XIX века, — объединение всех земель с албанским населением. И это — другая цивилизация, о которой американцы не задумываются. Это то же самое, что они имеют в Ираке и Афганистане.

(С. Т.) Причём метастазы уже давно идут, и по всем направлениям, например в Македонии…

(Е. Г.) Конечно. Одним из последствий провозглашения этой независимости будет то, что с оружием в руках бороться за те же самые права будут албанцы в Македонии (а они уже поднимались на восстание в 2001 году), албанцы и мусульмане на юге Сербии (которые тоже в 2000 году брались за оружие, и их армия выступала против центрального правительства), уже слышен голос и видны поднимающиеся головы албанцев на юге Черногории (где уже открыто по этому поводу несколько уголовных дел) и на севере Греции… Это и есть те болевые точки, которые получит Европа в случае провозглашения независимости Косово и Метохии.

(С. Т.) Но это всё получит Европа, а не США, которые всё это и организуют.

(Е. Г.) Но задуматься-то надо Европе. Американцы идут на это, широко шагая, только потому, что имеют в Европе поддержку. Если бы Европа сказала «нет», то у американцев не было бы аргументов. И наверное, европейцам нужно потребовать вывода американской военной базы из Косово.

(С. Т.) То есть, говоря просто, схема такова: в какое-то место, край приходят люди другой национальности, и когда их количество может перейти «в качество», они спокойно объявляют независимость и появляется новое государственное образование.

(Е. Г.) Если говорить упрощённо, схематически, то это действительно так. Но никогда это количество не перерастёт в качество без определённых исторических условий. А также здесь нужна определённая поддержка. Если бы сегодня сербы в Республике Хорватия или же в Боснии и Герцеговине взялись за оружие и точно так же, как и албанцы, потребовали своих прав и независимости, то никто на это даже внимания не обратил бы. Поддерживается ведь определённый народ…

Хотя, конечно, большинство того или иного населения на определённой территории — это проблема для многонациональных и многоконфессиональных государств. И от того, как она будет решаться внутри страны, зависит безопасность других стран и Европы в целом.

________
Для «Литературная газета» — Москва, 2008. — № 1 (6153). — С. 3. (9 с., 0,4 а. л.)
с Гуськовой беседовал Сергей Трусевич
2008 г.

-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~
[Translit] [Ангелина]

Опубликовано:
«Литературная газета»
Сокращено:
Нет
Дата:
01.2008 г.
Переведено:
Нет

Искать:

Координатор проекта:
Д. Лабан <info@laban.rs>

© 2003–2017 Е. Ю. Гуськова
Все права охраняются.

Страница создана: 2008-01-15
Последняя модификация: 2017-12-06