Украина отложила евроинтеграцию. Повлияет ли это на Сербию?

Примет ли Сербия судьбоносное решение не вступать в Европейский союз?

Эта проблема имеет несколько аспектов. Во-первых, насколько далеко зашла Сербия на своем пути приближения к ЕС, сколько она на этом пути потеряла и сколько приобрела? Во-вторых, насколько искренне Украина готова отказаться от Евросоюза, или это только маневр, позволяющий ей получить значительные компенсации?

Напомним, что в начале 90-х годов объединяющиеся страны Центральной Европы были примерно одного уровня экономического развития, развивались на основе западноевропейской общественно-экономической модели, и им не требовались глубокие системные преобразования. Расширение ЕС на восток в 2004 и особенно в 2008 гг. было новым витком европейской интеграции: в объединенную Европу приглашались страны, не соответствовавшие западноевропейским политическим и экономическим стандартам. В этом процессе, несомненно, важную роль играл политический фактор: ЕС осознанно шел на осложнения внутри уже сформировавшейся системы, чтобы фрагментировать Восточную Европу, вывезти ее из-под экономической зависимости и политического влияния России. Хотя главные требования к странам-претендентам касались адаптации национального законодательства и внедрения евростандартов в национальную систему стандартизации, для вновь вступающих обязательным условием была либерализация политической жизни, учет интересов оппозиционных движений, "правильная" расстановка внешнеполитических приоритетов. Важно подчеркнуть: все страны, которые вступали в ЕС, выказывали огромное счастье от процесса объединения с Европой, готовы были поступиться частью национального суверенитета ради осуществления этой заветной цели. Сложившееся убеждение несомненной выгоды от евроинтеграции руководство ЕС в полной мере использовало на Балканах.

Опыт Балкан показывает, что привлекательность евроинтеграции можно употреблять и как условие для манипуляции непослушными или политически неподатливыми странами. Именно это случилось с Сербией. После стольких лет унижений, непонимания со стороны международных организаций, наказания в виде бомбовой войны в 1999 г. евроинтеграция казалась идеалом, который полностью уравняет Сербию в отношениях с другими странами. И за эту европейскую мечту руководство страны, начиная с президента Бориса Тадича, готово было выполнить любое условие. А условия были трудными и вовсе не были связаны с евростандартами.

Важным требованием стала выдача т. н. военных преступников Гаагскому трибуналу. Арестовывая Радована Караджича (2008), генерала Ратко Младича (2011) и Горана Хаджича (2011), Белград думал, что тем самым преодолен последний барьер на пути к объединенной Европе. Не тут-то было.

Далее последовало еще более сложное условие, решать которое надо было как можно быстрее: признать независимость Косово. Начинал "сдачу позиций" Борис Тадич, согласившись на размещение сил ЕС в Косово (Россия была против), хотя все понимали, что это — преддверие независимости, а продолжило правительство Ивицы Дачича. Премьер-министр был главным и уступчивым переговорщиком. Результатом стало подписание в апреле 2013 года договора между Белградом и Приштиной, согласно которому общины с большинством сербского населения полностью интегрировались в политическую систему Косово, включая правосудие, полицию. Договор с приштинскими властями максимально приблизил Косово к независимости, полностью устранил присутствие Сербии в ее автономном крае, даже в общинах с большинством сербского населения.

Были и другие, менее важные условия, например, проведение в стране гей-парада. Германия также выставляла требование, чтобы Сербия извинилась за "преступления" в войнах. Президент Сербии Томислав Николич пошел на это - извинился перед мусульманами Боснии и Герцеговины, попросив "помилования для Сербии за преступления в Сребренице", пообещал также посетить мемориал и поклониться жертвам преступлений. Немецкая Schwabische Zeitung 25 апреля внятно разъяснила: "Простое извинение за Сребреницу не может автоматически открыть дверь в ЕС". Так что сербам приходиться ждать предъявления новых требований. Время проходит, а дата вступления в Евросоюз практически не приближается. Украине хорошо было бы посмотреть, сколько уступок пришлось сделать Сербии, чтобы определить дату начала переговоров. Желание вступить в ЕС было выражено Белградом еще в 2000 г., а переговоры о подписании Соглашения о стабилизации и ассоциации с ЕС начались только в 2005 г. Само подписание постоянно откладывалось, заменялось символическим "промежуточным соглашением". Договор заключили только в апреле 2008 г., но он был сразу же заморожен. В декабре 2009 г. Сербия подала заявку на статус кандидата в члены ЕС, но только в 2011 г. ЕС объявил, что статус кандидата возможен, надо только решить вопрос с Косово. Дата начала переговоров постоянно откладывалась. А что Сербия получила? За 5 лет после подписания соглашения об ассоциации государственный долг Сербии увеличился в 7 раз, отменены таможенные меры по защите отечественной продукции, в страну хлынули товары из ЕС, промышленность угасает, сельское хозяйство приходит в упадок.

Сербии обещают, что в январе 2014 г. переговоры о ее вступлении в Евросоюз стартуют. Но это не факт. Список требований может быть продолжен. Скорее всего, придется уступать и по вопросу самостоятельности Воеводины, Санджака, юга Сербии. А почему бы Европе не требовать уступок, если Сербия так легко на них идет? При этом у руководства страны нет никаких сомнений в правильности выбранного пути. Даже с Россией готово снизить уровень отношений. Украине Евросоюз готовит сербский сценарий: держать ее на жестком поводке условий и требований, главное из которых — полный разрыв отношений с Россией. А само "приближение" к ЕС растянулось бы на десятки лет. При этом даже отмена безвизового режима не предусматривается. Евросоюз, привыкший к покорности потенциальных членов, уже начал выдвигать Киеву требования, никак не связанные с обычными условиями адаптации законодательства. И вдруг Украина объявляет о приостановке подготовки к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС.

Для Евросоюза ситуация оказалась крайне неожиданной и неприятной. Но говорить "нет" объединенной Европе нельзя: она наказывает. За короткий срок удалось организовать протестное движение по всей стране. Сигнал достаточно сильный: Украина делает неправильный выбор и ей грозит распад. Где выход? С одной стороны, в ЕС не принимают, но ставят жесткие условия, с другой, нельзя отказываться, тогда погибнешь.

Казалось, что Украина хорошо выучила урок, преподнесенный Сербией. Казалось бы, Сербия должна извлечь урок из опыта Украины: сопротивляться, оказывается, можно!

Но… СМИ Сербии практически не говорили о том, что привело правительство Украины к отсрочке евроинтеграции. Весь упор сделан на "выступлении народа" в поддержку членства в ЕС. Газеты, радио, телевидение анализируют "многотысячные митинг" противников действующей власти Украины и не говорят о митингах поддержки власти в восточных регионах страны. И ни одного анализа причин и последствий, особенно того, следует ли Сербии задуматься над продолжением евроинтеграции. Совершенно очевидно, что после стольких уступок сербские власти на попятную не пойдут. А последние события на Украине показывают, что Европе говорить "нет" и пытаться проводить самостоятельную политику опасно. К славянским православным странам в ЕС особые требования. У Евросоюза задача не принять в свои ряды Украину или Сербию, а сделать их послушными, управляемыми, не допустить интеграции постсоветского пространства под эгидой Москвы.

________
Елена Гуськова


2013

-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~-~
[Translit] [Ангелина]

Опубликовано:
«http://rus.ruvr.ru/2013_12_24/Otkazhetsja-li-Serbija-kak-i-ukraina-ot-vstuplenija-v-ES-0285/
Сокращено:
Нет
Дата:
2013
Переведено:
да

Искать:

Координатор проекта:
Д. Лабан <info@laban.rs>

© 2003–2017 Е. Ю. Гуськова
Все права охраняются.

Страница создана: 2008
Последняя модификация: 2017-11-24