Начало > Работы > 90-е годы > 2009

Десять лет после агрессии НАТО на Югославию. Что произошло на Балканах.

Все мировые средства массовой информации в 1998 и 1999 г. писали, что международные организации в лице НАТО были вынуждены вмешаться в события в Югославии, поскольку нарушаются права албанцев в Косове, проводятся этнические чистки властями Сербии, уничтожается мирное население. Разберёмся в причинах конфликта.

Для обоснования вмешательства в косовский конфликт, а фактически для решения поставленных перед НАТО задач, западная пропаганда использовала всего четыре аргумента:

  1. Отсутствие у албанцев Косова автономии. Этот аргумент не выдерживает никакой критики, поскольку Автономный Край Косово и Метохия всегда имел автономию, начиная с 1946 г. И в 1990 г., когда Сербия изменила Конституцию, Косово сохранило широкую автономию, правда, несколько урезанную, не позволявшую краю претендовать на самостоятельность во внешней политике.
  2. Угнетение албанского населения, проведение санкционированных правительством этнических чисток. Этнических чисток албанского населения не было. Албанское население в крае постоянно увеличивалось за последние 30 лет и в 1998 г. составляло, по официальным данным Статистического управления Югославии, 917 тыс. человек или 66% всего населения края. Сами албанцы считают, что их в крае около 2 млн. человек. С 1981 г., наоборот, проходило выселение сербского населения из края со стороны албанцев. Оно сократилось к началу 90-х гг. до 9%. В этой небольшой провинции также давно жили 72 тыс. мусульман (боснийцев), 21 тыс. турок, 97 тыс. цыган.
  3. Необходимость введения на территории Югославии демократии западного образца и устранения "кровавой диктатуры" С.Милошевича.
  4. Аргументы такого рода в то время были уже штампами "западной демократии". Они применялись, например, в Белоруссии, в других странах. Разбивать эти аргументы легко: Югославия (позже — Сербия и Черногория) уже с 1990 г. функционирует как государство с многопартийной системой; демократия в Югославии развивалась в экстремальных условиях санкций, экономической и политической блокады, навязанных стране Западом; только освобождение страны от санкций и предоставление ей полной свободы позволило бы народу самому решать, какого руководителя ему выбрать.

Суть конфликта на самом деле была в другом. Албанцы с конца 19 в. осуществляли план освобождения всех земель с большинством албанского населения. Поэтому в течение всего времени вхождения Автономного края Косово в состав СФРЮ албанцы края воплощали в жизнь программу отделения от Югославии. Борьба велась планомерно и поэтапно — от создания подпольных групп в 50-е годы до вооруженного восстания в 1981 г. и войны в 1998 г. Руководство Сербии всегда выступало против отделения края от Сербии. Оно использовало разную методику урегулирования в крае — от вливания огромных средств и поднятия культурного уровня до введения чрезвычайного положения.

В 1998 г. албанцы взялись за оружие, чтобы вооружённым путём добиться отделения от Югославии. Боевики проходили подготовку в специальных лагерях в Албании, создали Освободительную Армию Косова (ОАК), широко закупали оружие, привлекали к сопротивлению все албанское население края. Именно боевики ОАК спровоцировали возобновление конфликта в начале 1998 г. Среди использовавшихся методов террористов — убийство и выселение сербов; блокада сербских сел; убийства и угрозы убийства лояльных албанцев, не желающих воевать; захват мирных жителей в заложники; нападение на посты милиции и армейские патрули. Большинство дорог в крае стали небезопасны для передвижения — они контролировались албанскими военизированными патрулями. Население края, которое не поддерживало экстремистов, было запугано и также подвергалось насилию. Албанцы-католики в страхе уезжали из метохийских сел, чтобы избежать насильственного включения в отряды террористов.

Целю Сербии было сохранение территориальной целостности Сербии и Союзной Республики Югославии (СРЮ). На территории Косова находились 1600 исторических памятников православной культуры дотурецого времени, многие из которых охранялись ЮНЕСКО. Поэтому руководство страны так упорно сопротивлялось самостоятельности края. В 1998 г. в ответ на вооружённые действия албанцев, правительство ввело в край усиленные силы полиции и ограниченное число войск. Началась операция по оттеснению ОАК с территории края к его границам. Успех правительственным силам был обеспечен, но тут вмешались международные силы, прежде всего, в лице США.

Контактная группа, которую составляют министры иностранных дел шести ведущих государств, летом 1998 г. выдвинула Белграду ряд требований, главными из которых были предоставление возможности осуществления международного наблюдения в крае и прекращение всех действий сил безопасности, вывод из Косова югославского спецназа, высказалась за усиление экономических санкций в отношении Белграда в виде замораживания зарубежных авуаров правительств Сербии и Югославии и запрета на новые иностранные инвестиции. 13 октября 1998 г. С.Милошевич пошел на подписание договора со специальным посланником США Ричардом Холбруком о принятии всех требований международного сообщества и обязательствах Югославии «завершить переговоры по вопросу о рамках политического урегулирования к 2 ноября 1998 г.», о введении ряда ограничений в отношении систем ПВО, об учреждении миссии по воздушному контролю над территорией Косова.

СРЮ продемонстрировала свою приверженность решению проблем политическими средствами, однако НАТО требовала разрешить разместить силы НАТО на всей территории страны и готовилась к войне. Генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана заявил, что Советом альянса принято решение о переходе к очередной фазе подготовки к возможным силовым действиям НАТО в Косове. Это был сигнал о планируемых действиях против Югославии. Повод для начала агрессии «слепили» быстро. Руководитель миссии ОБСЕ в Косове и Метохии американец У. Уокер собрал представителей прессы и обвинил армию СРЮ в «преступлении против человечности» — «злодейском убийстве 45 гражданских лиц» в местечке Рачак(1) . Прибывшие на место белорусские эксперты после исследования места преступления пришли к выводу, что тела убитых людей были привезены из другого места. Затем экспертизу провели финские специалисты. По их мнению, большинство убитых — военные, переодетые затем в гражданскую одежду. На пальцах многих из них были обнаружены следы пороха, пулевые отверстия были найдены на телах, но не на одежде. Однако их доклад даже не был опубликован. Мир готов был наказать руководство Югославии, югославскую армию, а вместе с ними и весь сербский народ.

22 марта 1999 г после выдвинутого ультиматума С. Милошевичу Генсек НАТО получил расширенные полномочия от Совета НАТО на принятие решения о проведении воздушных операций против югославской армии. 24 марта, нарушив суверенитет независимой Югославии, поправ нормы международного права, НАТО обрушила на страну бомбовые удары.

Перед Альянсом стояли задачи разрушить основу военно-экономического потенциала Югославии, уничтожив, прежде всего, систему ПВО ударами с воздуха, подавить сопротивляемость наземных сил, подорвать моральный дух населения и вызвать бунт против руководства страны, изолировать Косово от Сербии. Среди военных целей НАТО — опробование нового высокоточного оружия, испытания новых авиационных систем и образцов вооружения, отработка тактики их боевого применения, организация взаимодействие разнородных сил, привлекаемых к операции, а также расход накопившегося устаревающего оружия.

Особенностью военных действий было то, что главная роль отводилась авиации, которая становилась мощным и эффективным средством вооруженной борьбы. Таким образом, победа достигалась без вторжения сухопутных войск. Основу группировки НАТО составляли формирования США, Великобритании, Франции и Германии. Помимо них в операции участвовали десять натовских стран: Бельгия, Дания, Греция, Италия, Испания, Канада, Нидерланды, Норвегия, Португалия и Турция. Вблизи границ Югославии НАТО сосредоточила значительный воинский контингент. На авиабазах Италии были дислоцированы около 430 самолетов. Через два месяца авиационная группировка НАТО увеличилась примерно в 2,5 раза и составила 1260 самолетов .(2)

Агрессия длилась 78 дней. Экономический потенциал 19 самых развитых стран мира, участвовавших в этой акции, превышал югославский в 679 раз. Атакам подвергалась вся территория Югославии. Боевые самолёты совершили, по натовским данным, 35 тыс., а по российским данным, около 25 тыс. авиавылетов. На американский контингент пришлось 75% всех операций сил альянса, выполненных за 11 недель ведения боевых действий. На долю Франции 11%, Италии пришлось 5,3%, Великобритании — 4,8% и Германии — 2,1% .(3)

Действия авиации поддерживала военно-морская группировка в составе трех авианосцев, 6 ударных подводных лодок, двух крейсеров, 7 эсминцев, 13 фрегатов. В Средиземном море находились 4 крупных десантных корабля с 10 тысячами морских пехотинцев на борту. Авиация НАТО нанесла 2300 воздушных ударов по 995 объектам. По территории Югославии выпущено более 3000 крылатых ракет, сброшено около 25 тыс. (по некоторым данным — 79 тыс.) тонн взрывчатки .(4)

Параллельно в отношении Югославии ряд международных организаций усиливал санкции. В конце апреля Совет Европейского союза принял решение в одностороннем порядке запретить поставки нефти и нефтепродуктов в СРЮ и призвал и другие страны также применять подобные меры в отношении этой страны. С началом агрессии НАТО объявила запрет полетов гражданской авиации в воздушном пространстве СРЮ, Боснии и Герцеговины, Македонии, Хорватии (5). США также в одностороннем порядке объявили о замораживании имущества Югославии на своей территории.

Отличительной чертой воздушной наступательной операции против Югославии стало то, что она явилась первой кампанией, где военные действия велись с использованием преимущественно высокоточного оружия. Важнейшей составляющей воздушной наступательной операции НАТО стало использование крылатых ракет, обладающих большой разрушительной силой. Самолеты и крылатые ракеты стремились поразить военные объекты, вывести из строя Югославскую армию, разрушить мосты и дороги. Всего было разрушено 22 и повреждено 12 мостов, стерты с лица земли около 50 фабрик и заводов, повреждены восемь электростанций, семь железнодорожных вокзалов, шесть аэродромов, множество дорог, выведены из строя или разрушены 20 телетрансляторов и реле, большое количество теле— и радиовещательных станций. Полностью были уничтожены несколько тысяч квартир и частных домов, три телецентра, 17 больниц, 35 факультетов, 2 тыс. школ. Более полумиллиона граждан лишились работы в результате разрушения заводов и фабрик. 2 млн. людей были лишены основных средств на проживание (6). В ряде городов были поражены центры для беженцев из Боснии и Хорватии.

В агрессии против СР Югославии НАТО использовала запрещенные военные средства и оружие, такие как кассетные бомбы. Речь идет об особенно опасных для жизни и здоровья людей видах оружия, последствия которых гораздо серьёзнее и бесчеловечнее, чем у классических видов оружия. На территорию СР Югославии было сброшено 152 контейнера с 35 450 кассетными бомбами. В этих налетах только за период с 25 марта по 15 мая погибли 200 человек и ранены более 450. Снаряды с графитово-электромагнитной зарядкой были сброшены на ТЭЦ «Обреновац», Костолац, Нови Сад, Ниш, Байина Башта, а также на сооружения электрохозяйства в Лайковаце, Реснике, Лештане и Бежанийска Косе. В результате более 5 млн. жителей остались без электричества и воды(7) . Стране причинен огромный материальный ущерб. Уничтожены целые жилые кварталы, в том числе школы, больницы. Под прицелом НАТО оказались хозяйственные и производственные объекты, транспортная инфраструктура. Погибли около 2000 гражданских лиц, около 7 тыс. получили ранения, 30% из них — дети. Материальный ущерб Югославии составил более 200 млрд. долл.

Бомбовые удары кроме военных объектов были нацелены на памятники культуры, средневековые монастыри и святыни, национальные парки и заповедники, которые находились под защитой ЮНЕСКО: частично или полностью разрушены 18 православных и католических церквей и монастырей, в Джаковице тяжело поврежден исторический памятник «Табачки мост» из IV в. н. э., Петроварадинская крепость, Дурмиторский национальный парк, и многие другие. Пострадали несколько десятков культурных памятников в Косове и Метохии: патриархия в Пече XIII в., мечеть Байракли в Пече XV в., церковь Левицкой Богоматери XIV в., Святоархангельский монастырь в Горне-Неродимле XIV в., мечеть Синан-Паша в Призрене XVII в., монастырь Грачаница XIV в. и другие (8).

К отражению ударов НАТО были привлечены все зенитные комплексы югославской армии. Однако состоящие на вооружении ЗРК не отвечали современным требованиям, ибо они были созданы еще 60-е годы и практически не подвергались модернизации, а новых средств ПВО Югославия не имела. У Югославии оставалось большое количество простых войсковых средств ПВО малой дальности с «дедовскими» оптическими и телевизионными средствами обнаружения воздушных целей. В этих условиях югославские военные проявляли чудеса храбрости и выдумки. Системы управления войсками были переведены на запасные пункты управления, дислокация подразделений постоянно менялась, военная техника тщательно маскировалась, использовались ложные позиции. Активное использование югославской армией макетов, покрытых металлизированной краской, позволило скрыть истинное положение войск, вооружения и военной техники не только от разведывательных спутников, но и от летчиков НАТО. Вследствие этого по оценкам специалистов 30 –40% ударов пришлось по ложным целям. Так, в условиях запрета на полёты и полный контроль воздушного пространства натовцами, 18 апреля совершили налет на Тузлинский аэродром в Боснии, превращённый в военную базу НАТО. Итогом этого налета стали 17 выведенных из строя на земле натовских машин и 3 поисково-спасательных вертолета (9).

Несмотря на явное отставание в средствах обороны, югославская армия, теме не менее, уничтожила, по данным НАТО, два боевых натовских самолёта, 21 беспилотный летательный аппарат, 2 вертолёта. По данным Белграда, югославские военные сбили 61 натовский самолет, 30 беспилотных самолётов-разведчиков, 7 вертолетов противника и 238 крылатых ракет (10).

По данным югославской армии, она потеряла 161 человек убитыми, 299 человек было ранено. Потери в технике были незначительными, если учесть, какая сила обрушилась на Югославию: 13 танков, 6 бронетранспортеров, 8 артиллерийских орудий, 19 зенитных установок, 1 радар(11) . По другим данным, сербы потеряли 26 танков, 40 самолетов, 18% комплексов ПВО, погибли около 500 военнослужащих(12) . Но в любом случае, эти потери следует считать минимальными. Югославская армия сохранила свой боевой потенциал.

Бомбовые удары вызвали лавину беженцев из Косова. В 1998 г. во время военных столкновений между боевиками и Югославской армией территорию края покинули 170 тыс. человек, главным образом, женщин и детей. С началом агрессии НАТО, после 24 марта, по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, 790 тыс. этнических албанцев, 100 тыс. сербов, а также цыгане, адыгейцы, мусульмане стали беженцами. Большая часть косовских албанцев уходила в Македонию и Албанию. Но часть из них нашла убежище в Сербии и Черногории(13) .

НАТО и США, отказавшись от переговорного процесса, продолжали настаивать на выполнении С.Милошевичем ультиматума, который предполагал вывод югославской армии из края, ввод туда войск альянса и возвращение беженцев.

С начала натовских бомбардировок территории Югославии Россия активно включилась в процесс политического и дипломатического урегулирования кризиса. 26 марта по требованию России состоялось официальное заседание Совета Безопасности. На нем, как отмечалось в сообщении МИД, ряд членов СБ проявили «натовскую солидарность», поэтому проект России и Индии, осуждавший грубое нарушение Устава ООН и агрессию НАТО, не прошел. Но министр иностранных дел РФ И.Иванов был удовлетворен и тем, что удалось продемонстрировать единство таких стран, как Россия, Китай и Индия, показать, что «незаконную военную авантюру отвергло более половины населения планеты»(14) . Е.Примаков писал, что «это было настоящим потрясением для России. Все российские политические силы без исключения выступили против развязанной НАТО войны»(15) . Действительно, все российское общество, от президента до школьника, было охвачено чувствами возмущения действиями агрессора и солидарности с сербским народом. Б.Ельцин расценил действия НАТО как «удар по всему международному сообществу», назвал их агрессией, военной авантюрой и призвал россиян присоединиться к возмущению. Россияне присоединились. И очень дружно. По всем городам России прошли митинги протеста. Кемерово, Петрозаводск, Уфа, Казань, Новгород, Волгоград, Новосибирск — вот только некоторые города, где законодательная и исполнительная власти принимали заявления и обращения, где проводились акции протеста, сжигались американские флаги. В Москве и днем, и ночью демонстранты протестовали около всех посольств стран — членов НАТО. Больше всего от яиц, чернил, камней пострадало американское посольство. Среди московских студентов распространялись листовки следующего содержания: «Студенты! Лекция по политологии переносится к американскому посольству! Скажи НЕТ американским фашистам!». Серьезные заявления сделали Дума и Совет Федерации. Российские ученые, целые научные коллективы слали в Югославию письма и телеграммы поддержки. С Заявлением выступили духовные лидеры традиционных религиозных объединений России — православия, ислама, иудаизма и буддизма. У мэра Москвы Ю.Лужкова родилась даже идея о создании Славянских комитетов в поддержку сербского народа, которую, правда, он так и не осуществил. Во многих городах составлялись списки добровольцев, готовых отправиться на Балканы защищать братьев-сербов. Командующий войсками Дальневосточного военного округа Виктор Чечеватов заявил, что готов возглавить любое формирование российских добровольцев или регулярных войск для помощи Югославии. В письме, направленном генерал-полковником Чечеватовым Президенту РФ, в частности, говорилось: «Бомбардировки Югославии могут оказаться в недалеком будущем всего лишь репетицией аналогичных ударов по России» . (16)

В этой обстановке полного единодушия и под влиянием первого душевного порыва руководство России пошло на ряд серьезных мер — в Москву был отозван Главный военный представитель РФ при НАТО, приостановлены участие в программе «Партнерство во имя мира» и реализация программы партнерства Россия — НАТО, отложены переговоры об открытии военной миссии связи НАТО в Москве(17) . Б.Н.Ельцин заявил, что Россия развернет свои стратегические ракеты в сторону Запада, если не прекратятся бомбежки Югославии. Эти действия России несколько насторожили страны Альянса, но не смогли остановить начавшуюся агрессию. Скорее, Запад стал рассматривать варианты влияния на Россию, чем варианты урегулирования кризиса.

Да, Россия заняла активную позицию, но выдержать последовательный и твердый курс так и не смогла. 14 апреля президент России назначил своим представителем по урегулированию ситуации вокруг СРЮ бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина. Газета «Коммерсантъ» писала: «Это не только свидетельство недовольства Ельцина балканской политикой правительства и МИДа. Президент дал понять, что намерен покончить с курсом на конфронтацию с Западом»(18) . А накануне президент сделал строгое внушение министру обороны Игорю Сергееву, начальнику генштаба Анатолию Квашнину и его заместителю Юрию Балуевскому за чересчур воинственные заявления.

Виктор Черномырдин хорошо справился с отведенной ему ролью — он разъяснил сербам, что Россия не будет ссориться с Западом ради Югославии, что им не стоит ожидать помощи, пообещал лишь участие в миротворчестве... И, выдержав 72 дня бомбежек, С.Милошевич согласился с «принципами для содействия урегулирования кризиса в Косове (план мирного урегулирования)», предложенными президентом Финляндии Мартти Ахтисаари, представлявшим Европейский союз, и Виктором Черномырдиным. План был выработан в Бонне на встрече В. Черномырдина, М. Ахтисаари и заместителя госсекретаря США С. Тэлботта. План включал в себя 10 принципов, которые начинались с «немедленного и поддающегося проверке прекращения насилия и репрессий в Косове» (19).

Таким образом, Югославия обвинялась в репрессиях, а действия НАТО приобретали законную силу. Из края Югославия должна была в ускоренном режиме вывести всех военных и полицейских. В Косове развертывались международные силы безопасности и силы гражданского присутствия. Предполагалось создание временной администрации для края и предоставление ему «существенной автономии в рамках СРЮ». 3 июня Скупщина Сербии проголосовала за документ, рассматривая его как план мира, который подтверждает территориальную целостность и суверенитет Югославии. Однако даже этого было недостаточно, чтобы натовцы, остановили удары по территории СРЮ. В тот же день, министр обороны Великобритании Джордж Робертсон заявил, что «резолюции парламента недостаточно, чтобы убедить косовских беженцев вернуться в места своего постоянного проживания» (20). НАТО праздновала победу и продолжала наносить бомбовые удары по территории Югославии.

В. Черномырдин торопился. 3 июня из Белграда он связался с по телефону с С. Тэлботом и «настоятельно предложил в самые ближайшие дни направить в Белград... группу военных НАТО для реализации совместно с югославскими и российскими военными представителями уже одобренного плана по Косову»(21) . 9 июня между представителями НАТО и СРЮ было подписано военно-техническое соглашение о процедурах и режиме вывода из Косова сил безопасности СРЮ. Правительства Югославии и Республики Сербии согласились с тем, что Международное присутствие по безопасности в Косово (КФОР) будет расположено на территории Косова и будет содействовать безопасности всего населения края. Договор установил «воздушную зону безопасности» шириной 25 км вне границ/территории Косова. Определена была и «наземная зона безопасности» шириной 5 км вне границ/территории Косова, заходящая внутрь «остатка территории СРЮ». Военные силы СРЮ должны были за 11 дней выйти с территории края. Лишь после этого, 19 июня, НАТО приостановила «воздушные операции», а 20 июня приняла решение об их прекращении (22).

10 июня Совет Безопасности ООН проголосовал за Резолюцию № 1244, которая постановила, что политическое урегулирование косовского кризиса будет основываться на договоренностях министров иностранных дел «большой восьмерки» от 6 мая 1999 г., на документе, предложенном Ахтисаари-Черномырдиным, а будущий статус Косова определяться, «принимая во внимание соглашения в Рамбуйе»(23) . Совет Безопасности подтвердил свою приверженность суверенитету и территориальной целостности Союзной Республики Югославии, необходимости создания реального самоуправления для Косова. Резолюция потребовала, чтобы СРЮ немедленно прекратила насилие и репрессии в Косово, начала вывод войск по ускоренному графику.

Параллельно в Косове должно было развертываться международные гражданское присутствие и присутствие по безопасности с необходимым персоналом и снаряжением. Резолюция требовала, чтобы «ОАК и другие вооруженные группы косовских албанцев немедленно прекратили все наступательные действия и выполнили требования в отношении демилитаризации, устанавливаемые руководителем международного присутствия по безопасности», и предполагала «демилитаризацию Освободительной армии Косово (ОАК) и других вооруженных групп косовских албанцев»(24) . Резолюция подтверждала, что позже согласованному числу югославского и сербского военного и полицейского персонала будет разрешено вернуться в Косово для выполнения определенных функций.

Ни один из документов не гарантировал возобновление деятельности союзных органов на территории Косова. Предполагалось, что в крае будет создана временная администрация как часть «международного гражданского присутствия, под управлением которой население Косова сможет иметь существенную автономию в рамках Союзной Республики Югославии». Временная администрация «будет обеспечивать руководство в течение переходного периода, одновременно обеспечивая и контролируя создание временных демократических органов самоуправления в целях создания условий для налаживания мирной и нормальной жизни для всех жителей Косово» (25). Рамки переходного периода никто не определил.

Вывод югославской армии из Косова, который осуществлялся под контролем НАТО, не принес мира на его территорию. Возвращение в край Освободительной Армии Косова, последовавший с молчаливого согласия альянса, вызвал поток сербских беженцев, численность которых уже в середине июня достигла 80 тыс. Боевики, не желавшие разоружаться, начали преследование сербов, вновь напомнили свою главную цель — отделение от Югославии. Резолюцию СБ ООН № 1244 вспоминали все реже, а нарушали все чаще.

Вывод югославской армии из Косова, который осуществлялся под контролем НАТО, не принес мира на его территорию. Возвращение в край Освободительной Армии Косова, последовавший с молчаливого согласия альянса, вызвал поток сербских беженцев, численность которых уже в середине июня достигла 80 тыс. Боевики, не желавшие разоружаться, начали преследование сербов, вновь напомнили свою главную цель — отделение от Югославии. Резолюцию СБ ООН № 1244 вспоминали все реже, а нарушали все чаще.

Доктор исторических наук
Гуськова Елена Юрьевна

Список источников и литературы

  1. Документ ООН. S/1999/51; Документ ООН. S/1999/56
  2. Маначинский А. Югославия: приговор вынесен. К.: Изд. дом «Румб», 2005. С.160.е
  3. Маначинский А. Югославия: приговор вынесен. К.: Изд. дом «Румб», 2005. С.169.
  4. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. - М.: РИА "Новости", 1999. - С. 144; Преступления НАТО в Югославии. Документальные свидетельства. Т. 1. 24 марта-24 апреля 1999. - М. - Белград, 1999. - С Х1; Документ ООН. Е/1999/98; Шурыгин В. Урок агрессору // Завтра. - М., 2000. - № 19 (336). - С. 4; ИТАР-ТАСС, 1999. - 16 июня // www.tass.ru.
  5. Документ ООН. S/1999/344
  6. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. М.: РИА «Новости», 1999. С. 144.
  7. Документ ООН. Е/1999/98; Меморандум о применении негуманного оружия в натовской агрессии против СР Югославии. Белград, 15 мая 1999 года) // Информационный бюллетень Посольства Союзной Республики Югославии. М., 1999. 17 мая. № 80
  8. Документ ООН. S/1999/377
  9. Маначинский А. Югославия: приговор вынесен. К.: Изд. дом «Румб», 2005. С. 163,164, 171, 173.
  10. Маначинский А. Югославия: приговор вынесен. К.: Изд. дом «Румб», 2005. С. 170.
  11. Pavkovic N. Izvrseni svi zadaci // Borba. — Beograd, 1999. — 13 jun.
  12. Шурыгин В. Урок агрессору // Завтра. — М., 2000. — № 19 (336). — С. 4.
  13. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. - М.: РИА "Новости", 1999. - С. 144)
  14. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. - М.: РИА "Новости", 1999. - С. 85)
  15. Примаков Е.М. Годы в большой политике. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 1999. С. 357.
  16. Командующий Дальневосточным округом готов отправиться на помощь Югославии // Известия. М., 1999. 26 марта. С. 1.
  17. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. — М.: РИА «Новости», 1999. С.74–75.
  18. Наш человек в Косове: Ельцин назначил Черномырдина параллельным премьером // Коммерсантъ. - М., 1999. - 15 апр. - С. 1.
  19. Документ ООН. S/1999/649
  20. ИТАР-ТАСС, 1999. - 3 июня // www.tass.ru
  21. Там же.
  22. Документы ООН. S/1999/663; S/1999/702
  23. Документ ООН. S/RES/1244(1999).
  24. Там же.
  25. Там же.

________
Опубликовано: Военно-исторический журнал. М., 2009. - № 5. — С. 252-253.