Начало > Работы > Из истории югославян > 1998-may

Участие СССР в департации немцев с территории Югославии после Второй мировой войны

Многонациональная Югославия в межвоенный период представляла собой сложный клубок этнических противоречий, который ещё больше запутался в годы Второй мировой войны.

Несмотря на провозглашенные идеи единства всех народов федерации, в первые послевоенные годы существовали серьезные проблемы в ряде регионов, имевшие исторические корни и современные политические предпосылки. Среди крупных проблем, таких как: взаимоотношения албанского и православного населения в республиках с большинством православного населения (Сербия и Македония), сербско-хорватские отношения в рамках Хорватии, малоисследованной темой является взаимоотношение властей с немецким населением Воеводины. Новые документы из Российских архивов раскрывают этот вопрос с новой стороны, показывают, что в депортации немецкого населения участвовал и Советский Союз.

Воеводина была многонациональной территорией, к тому же разделенной в годы войны между НГХ и Сербией. В Воеводине в годы войны сербы составляли 33% населения, венгры — 26, немцы — 21, хорваты — 7%(1) . Во время войны в Воеводине удалось сохранить единую краевую партийную и военную структуру, поэтому уже тогда Воеводина именовалась не иначе, как «автономия», без определения, какой республике она будет принадлежать. Например, в партийных документах 1943-1944 гг. писали об «автоно«мии Воеводины в составе федеральной Югославии»(2). Вопрос о Воеводине решался в апреле 1945 г. Хотя выдвигались разные предложения, исходили все-таки из того, что не венгры, а сербы в Воеводине составляют «относительное большинство»(3). Было решено создать автономную Воеводину именно в составе Сербии, поскольку сербы в ней преобладали. В июле 1945 г. Первая скупщина народа Воеводины приняла решение о вхождении Автономной Воеводины в Сербию. 1 сентября 1945 г. Скупщина Сербии приняла Закон о создании и устройстве Автономного края Воеводина.

С Воеводиной, плодородным многонациональным краем, тесно связана еще одна проблема — колонизации земель, которая позже серьезно влияла на формирование климата межнациональных отношений.

Проводимая земельная реформа сопровождалась переселением аграрного населения. В Югославии этот процесс назывался колонизацией, которой занималось Министерство колонизации. В повестке дня заседания ЦК КП Сербии 30 сентября 1945 г. значился пункт «Население и колонизация в Косове и Воеводине» (4). В августе 1946 г. была создана Комиссия по аграрной реформе и колонизации, которая объединила функции всех других органов, включая министерство. В Воеводине стояла задача как можно быстрее заселить плодородные земли тех, кто был выселен или ушел с оккупантами — немцев и частично венгров.

Следует напомнить, что немцы переселялись в Воеводину в течение 18 и 19 вв., постепенно за ними закрепилось название «воеводинские швабы» или просто «швабы»(5) . Как отмечают югославские ученые, на них в ходе развития оказывали негативное влияние разные исторические события, в частности, территориальные изменения и принадлежность их территории расселения различным государствам. Немцам пришлось пережить в свое время и венгеризацию, и югославизацию, и националсоциализацию. Решением АВНОЮ от 21 ноября 1944 г. всем немцам было отнято право гражданства Югославии. По окончании Второй мировой войны часть воеводинских швабов была эвакуирована, часть ушла с немцами, а остальные, включая стариков, женщин и детей, были помещены в концентрационные лагеря без суда и следствия, где находились до весны 1948 г.(6). Те, кто выжил и вышел из лагерей, были отправлены на три года на трудовые повинности(7).

Недавно опубликованные документы из российских архивов показывают, что депортации немцев с территории Югославии способствовала и Москва. 16 декабря 1944 г. Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление о мобилизации и интернировании для использования на работах в СССР «всех трудоспособных немцев в возрасте — мужчин от 17 до 45 лет, женщин от 18 до 30 лет, находящихся на освобожденной Красной Армией территории Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии»(8) . Мобилизации подлежали немцы, подданные как Германии, так и Румынии, Югославии, Болгарии и Чехословакии. Организацию сборных пунктов, прием мобилизуемых, формирование и отправку эшелонов, охрану их в пути брал на себя НКВД СССР. Руководство операцией было возложено на товарища Берию. Непосредственно за Югославию и Болгарию отвечали Толбухин и Бирюзов. Всех мобилизованных немцев направляли в СССР эшелонами по мере их поступления на сборные пункты, а затем распределяли на работы по восстановлению угольной промышленности Донбасса и черной металлургии Юга. Мобилизованным немцам разрешалось брать с собой тёплую одежду, запас белья, постельные принадлежности, личную посуду и продовольствие, всего весом до 200 кг на человека(9) . Из прибывающих на место работы немцев формировали рабочие батальоны по 1000 человек в каждом. 5 января 1945 г. Л.Берия сообщал И.Сталину и В.Молотову об отправке в СССР из Югославии пятью эшелонами 9899 интернированных немцев. «Из их числа, - говорилось в донесении, - 3 эшелона в количестве 5700 человек направляются на ст. Горловка для работы на шахтах треста Сталинуголь и 2 эшелона в количестве 3800 человек направляется для работы на шахтах треста Ворошиловуголь»(10) . Уже к 19 января 1945 г. из Балканских стран было отправлено в СССР 67930 немцев, в том числе из Югославии — 10935 чел.(11). Интернированные немцы работали в СССР до весны 1946 г.

В мае 1946 г. Министерство внутренних дел СССР начало отправку на родину военнопленных и интернированных немецкой национальности, которая продолжилась и в следующие годы. Однако трудно выделить из общего числа возвращающихся в Югославию именно немцев. Согласно «Справке о репатриации иностранных граждан и военнопленных», подготовленной в Управлении уполномоченного Совета министров СССР по делам репатриации, в 1946 г. было репатриировано 1909 югославов, в 1947 г. — 776, в 1948 г. — 415. Всего к 1 января 1952 г. вернулись в страну 3758 военнопленных и интернированых»(12). Посол СССР в Югославии А.Лаврентьев записал в своём дневнике 29 апреля 1946 г., что Советский Союз в скором времени начнёт отправку в Югославию военнопленных и интернированных лиц немецкой национальности, при этом 3000 человек в Югославии отказались принимать(13).

Часть военнопленных удерживалась в лагерях по политическим соображениям и в начале 50-х гг. Например, в октябре 1951 г. МИД СССР не считал целесообразным передавать югославским властям 115 военнопленных и интернированных граждан, на которых не было никаких компрометирующих материалов, «поскольку клика Тито могла бы использовать их во враждебных Советскому Союзу целях»(14) . По состоянию на 1 марта 1952 г. в лагерях МВД СССР находились еще 24 человека, интернированных из Югославии(15) . Известно также, что югославское правительство препятствовало возвращению немцев в Югославию, лишая их гражданства.

Переселенцам в Воеводину выделялись плодородные земли. В Бачке, Банате, Среме и Баранье предполагалось 500 тыс. ютров(16) распределить между семьями борцов-партизан, инвалидов войны, жертв фашистского террора и других переселенцев. Это было самое большое планируемое переселение народов в новой истории Сербии. Всего в Воеводину планировалось переселить 45 тыс. семей: из Боснии и Герцеговины — 12 тыс. семей, из Хорватии — 9, Черногории — 7, Сербии — 6, Воеводины — 6, Словении — 3, Македонии — 2 тыс. семей. Плодородные земли Воеводины заселяли крестьянами из опустошенных и разоренных войной районов Хорватии, Боснии и Герцеговины, а также теми, кто не смог вернуться в Косово и Македонию. План начал осуществляться уже осенью 1945 г. Интерес крестьян к переселению был огромный. Только в Хорватии, например, было собрано 24 тыс. заявлений. Существовавший Указ о приоритетах переселения регулировал составление списков. До конца 1945 г. на новые земли переехали 34% планированных колонистов(17). До 1947 г. план переселения был выполнен. В связи с колонизацией в Воеводине изменился и национальный состав. Согласно переписи 1991 г., сербы составляли уже 55% населения края, венгры — 19, а хорваты — 6%(18).

Доктор исторических наук
Гуськова Елена Юрьевна

Список источников и литературы

  1. Попов Ч., Попов J. Аутономија Војводине. Српско питање. — Сремски Карловци, 2000. — С. 62.
  2. Там же, с. 75.
  3. Ibid.
  4. Митровиh М. Србиjа 1944-1952. — Београд, 1988. — С. 245.
  5. Janjetovic Z. Duhovni profil vojvodanskih Svaba // Tokovi istorije. — Beograd, 2000. — N 1-2. — S. 55.
  6. Ibid., s. 66.
  7. Janjetovic Z. O drzavljanstvu jugoslovenskih nemaca // Tokovi istorije. — Beograd, 2002. — N 1-2. — S. 33.
  8. Советский фактор в Восточной Европе 1944-1953 гг. В 2-х тт.: Документы / Т. 1. 1944-1948 гг. — М., 1999. — 116.
  9. Там же, с.117.
  10. Там же, с. 132, прим. 2.
  11. Там же, с. 132.
  12. Там же, с. 286, прим. 2.
  13. Там же, с. 284.
  14. Там же, с. 58
  15. Там же, с. 790.
  16. 1 ютро равен приблизительно 50 соткам.
  17. Митровиh М.Указ. соч ., с. 266, 269..
  18. Попов Ч., Попов J. Указ. соч., с. 93, сноска.

________
Опубликовано: Ослобођење Београда 1944. Зборник радова. / Главни и одговорни уредник Др. Александар Животић Београд: ИНИС, 2010. C.205-209