Начало > Работы > Из истории югославян > 2010-okt

Македонский вопрос больше не табу-тема.

Рецензия на кн.: Македонский вопрос в советской внешней политике(1922 — 1940 гг).

В Македонии появилось уникальное двухтомное издание документов «Македонский вопрос в советской внешней политике (1922 — 1940 гг.)» как результат совместной работы Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), Юридического факультета македонского Университета им. Св. Кирилла и Мефодия и Исторического факультета МГУ. Реализаторами проекта выступили к.и.н. Л. Жила и д.ю.н. В. Поповски, живущие в Македонии. Исследователям на полутора тысячах страницах представлены 454 документа из АВП РФ, которые публикуются впервые на русском языке с параллельным переводом на македонский. Документы АВП РФ дополнены материалами Российского государственного архива социально-политической истории, Российского государственного военного архива, Центрального государственного архива Республики Болгарии. У сборника имеется прекрасный научный аппарат — примечания, именной указатель и комментарий встречающихся фамилий.

Толчком к появлению публикации явилась работа над проектом «Македонский вопрос в документах Коминтерна»(1) . В процессе работы над документами учёным становилось ясно, что осознание политики Коминтерна невозможно без ясного понимания внешней политики СССР. Благодаря рассекречиванию многих документов после 1991 г., удалось их собрать и опубликовать, что позволило восполнить ряд имевших место пробелов, скорректировать ряд устоявших представлений, расширить круг проблем, требующих своего изучения.

В сборник вошли: протоколы заседаний и постановления Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б); протоколы заседаний т.н. «тематической (первоначально болгарской, а затем балканской) комиссии Политбюро ЦК РКП(б), просуществовавшей с 1924 по 1928 гг.; материалы Иностранного отдела Государственного политического управления НКВД РСФСР; переписка народных комиссаров иностранных дел и их заместителей с дипломатическими представителями; доклады сотрудников дипломатических миссий СССР в Народный комиссариат иностранных дел; дневники бесед с представителями иностранных комиссий и др.

Македонский вопрос тематически охватывает достаточно широкий круг тем, поэтому в сборник авторы включили документы, содержание которых шире заявленной названием сборника проблематики.

Македонский вопрос долгое время был табу темой, его истоки и содержание почти не рассматривались в научной литературе. Согласно Записке референтов Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) от 21 марта 1928 г., «сущность македонского вопроса заключается в том, что страна эта послевоенными мирными договорами была разделена между Югославией, к которой отошла большая часть, и Грецией. У Болгарии осталась незначительная часть, в то время когда она претендует на всю территорию Македонии, считая, что большинство македонского населения принадлежит к болгарской национальности… Македонский вопрос служит источником постоянных конфликтов между Болгарией и Югославией. Этот же вопрос вызывает осложнения в отношениях Болгарии с Грецией» (с.988). Руководство СССР до недавнего времени избегало рассматривать эту тему, документы не публиковались, а имевшиеся материалы находились в спецхране. Учёным рекомендовали уходить от прямого ответа на поставленный вопрос о позиции СССР по македонскому вопросу, чтобы не провоцировать осложнение отношений с Грецией, Югославией и Болгарией. И только теперь мы имеем возможность разобраться в этом сложном вопросе. В архивах сохранилось большое количество документов, проливающих свет на официальную позицию СССР по этой проблеме. Опубликованные в сборнике материалы показывают, что в 20 — 40 — е годы ХХ века СССР трижды менял свой подход к македонскому вопросу.

В 1923-1928 гг. Москва проявляла большой интерес к Балканам, в том числе, и к македонскому вопросу. На македонские организации смотрели как на реальный инструмент осуществления советской идеи советизации Болгарии и Балкан. В этот период в идеологии СССР преобладала концепция экспорта революции в другие европейские страны, создания новых социалистических стран и правительств. Советское руководство поддерживало пролетариат в Германии, который должен был провести революцию в этой стране. Болгарии была оказана финансовая поддержка и помощь оружием в 1923 г., чтобы поднять на борьбу рабочее-крестьянские массы. Болгарским коммунистам советовали обратить особое внимание на Македонскую революционную организацию, которая может быть полезна в пролетарской борьбе. Советское руководство имело первые контакты с македонскими организациями весной 1923 г., полагая, что они обладают силой и большими возможностями. В то время Москва была убеждена, что в Болгарии левым силам невозможно победить без македонских революционных организаций.

Документы сборника показывают, что Москва имела много материалов о деятельности македонцев, их борьбе за объединение территорий, составе и средствах организаций, их сотрудничестве с другими революционными группами и организациями. Тем более, что македонцы, веря в то, что только Россия «в состоянии правильно разрешить наш [македонский] вопрос, … решили отдать в помощь все наши наличные боевые и легальные силы для восторжествования свободы и правды» (с.94). В Политбюро РКП(б) существовала специальная Балканская комиссия, которая пристальное внимание уделяла, в том числе македонскому вопросу. Москва в эти годы даже рассматривала возможность принять активное участие в разрешении македонского вопроса и намечала «срочную выработку главной директивы» (с.110). Однако руководству КПСС было ясно, что македонский вопрос очень сложный, касается трёх стран — Болгарии, Сербии и Греции, и его нельзя решить лишь признанием права македонцев на своё государство.

В 1928 — 1938 гг. македонский вопрос, как впрочем, и революционные движения малых народов и их судьба, становятся для советского правительства второстепенными. Внешнюю политику СССР этого периода характеризует переход к прагматизму, выстраиванию реальной политики со многими европейскими странами, с которыми намечались ухудшение отношений. Во внешней политике появляются атрибуты классической государственной политики, понимание необходимости бороться за геополитические позиции Советского Союза. Главными становятся вопросы безопасности, прежде всего, границ, и отношения с европейскими государствами. На балканском направлении на первый план выдвигаются вопросы восстановления дипломатических отношений с балканскими странами и подписания договоров о сотрудничестве. Был взят курс на решение национальных вопросов, в том числе и македонского, в рамках самих государств — Греции, Югославии и Болгарии. Однако рассматривались и другие варианты. Так, в конце 20-х гг. многое было сделано для привлечения общественного мнения к проблеме возможного создания Балканской федерации народов, улучшению положения национальных меньшинств. Многим идея создания Балканской федерации народов казалась единственным способом умиротворения и элементарного разрешения национального вопроса на Балканах. Македонский вопрос предлагалось рассматривать как вопрос национального меньшинства в рамках Балканской федерации. В Политбюро ЦК ВКП(б) в 1928 г. даже пытались принять решение о ликвидации комиссии Политбюро по балканскому вопросу и окончании работы советских органов на Балканах (с.1008). Разочарованы были члены Внутренней македонской революционной организации (ВМРО), которым в 1938 г. было рекомендовано прекратить самостоятельную деятельность и составить общий демократический фронт с другими левыми силами под руководством коммунистической партии.

Сами же македонские революционные организации в конце 30-х годов пытались активизировать свою деятельность. Полномочный представитель СССР в Болгарии Ф.Ф.Раскольников писал в Москву в августе 1937 г., что террористическая организация «в последнее время значительно оживилась и возобновила подготовку террористических актов. В последнее время В.М.Р.О. стала усиленно пропагандировать лозунг "независимой Македонии", который… встречает сочувствие среди молодёжи югославской Македонии… Среди этой молодёжи растёт македонское национальное самосознание и лозунг "независимой Македонии" приобретает всё большую популярность» (с.1170). Центр македонского движения за независимость, читаем мы в документах от мая 1940 г., переместился в Албанию, хотя помощь оно получало от других стран, например, Италии (с. 1276).

По мнению авторов, третий период приходится на 1939-1940 гг., когда интерес к македонскому вопросу в преддверии Второй мировой войны изменяется. Он становится разменной монетой, в частности, на возможных переговорах с Болгарией о её неприсоединении к Тройственному союзу. Так, в опубликованных документах читаем, что посланник Королевства Греции спрашивал первого зам. народного комиссара иностранных дел А.Я.Вышинского в декабре 1940 г, верными ли являются слухи, «будто бы советское правительство предложило Болгарии заключить пакт о взаимопомощи, причём, оно заверило правительство Болгарии в том, что последняя получит выход в Эгейское море и получит Восточную Македонию» (с. 1326). Чёткого ответа на этот вопрос Греция не получила, однако документы раскрывают действительное стремление СССР установить более тесные отношения с Болгарией, в то время как в январе 1940 г. "политика болгарского правительства относительно Советского Союза остаётся ещё политикой выжидания и политикой колебания" (с. 1240). Уже в марте 1940 г. российская дипломатия констатирует, что "Болгария, экономика которой целиком и полностью была поставлена на службу Германии, с молчаливого согласия англичан и французов вошла в орбиту немецкого влияния" (с. 1260). И, как отражают документы, Германия начала торговать македонскими землями, "обещала Болгарии Македонию при условии, если Болгария нападёт на Турцию и Грецию, или пропустит через свою территорию германские войска" (с. 1296).

Таким образом, СССР имел большое влияние на постановку и возможное решение македонского вопроса, хотя сам македонский вопрос не всегда был приоритетом внешней политики Москвы в межвоенный период.

Содержание сборника значительно шире, чем чисто македонский вопрос. Документы раскрывают большое количество деталей взаимоотношений балканских стран и народов, вечные балканские противоречия и распри. Отчётливо представлено разделение македонских революционеров на несколько течений — федералистов (самостоятельная Македония) и автономистов (автономная Македония в рамках Болгарии), их взаимоотношения с подпольщиками в Албании, Черногории и Сербии, внутренние разногласия между ними.

Иногда мы встречаем достаточно неожиданные, весьма откровенные высказывания. Так, член ЦК ВМРО П.Чаулев в частной беседе с сотрудником НКИД признаётся, что занять правильную позицию в случае столкновения Италии с Сербией македонцам будет трудно и разъясняет: «Я ненавижу сербов, я всегда их бил, как всякий честный македонец (у нас смотрят с пренебрежением на того, кто в жизни своей не убил ни одного серба)», но ведь сербы — славяне и будут бить врагов славянства… (с. 132).

Македонцы в документах предстают в виде храбрых, хорошо подготовленных боевиков, предлагавших даже Москве свою помощь в устранении неугодных политических лидеров в Болгарии. П.Чаулев оставил на сотрудника НКИД глубокое впечатление: «Стройный, высокий, худощавый, с горящими тёмными глазами… Говорит он веско, горячо, в нём чувствуется знаменитый агитатор македонских деревень. А если вспомнить двадцать пять лет его революционной работы и семьдесят один смертный приговор над ним, хочется поставить известные исторические слова: Voil ci un honime! — Вот человек!» (с.134). В 1938 г. болгарский посланник Антонов в разговоре с советским дипломатом характеризовал македонцев как "самый жизнеспособный, активный и стойкий национальный элемент на Балканах", как самых неустрашимых исполнителей террористических актов (с. 1172).

Документы раскрывают многие темы - взаимоотношения Болгарии и Королевства СХС (Югославии), Болгарии и России, России и Югославии. Так, мы видим озабоченность Москвы отсутствием желания Югославии развивать политические связи с Россией. Она задавалась вопросом, «почему Югославия не ищет расширения своей политической базы путём вступления с нами в сношения» (с.136). Мы видим, что народный комиссар иностранных дел Г.В.Чичерин ещё в 1923 г. проводил большую работу по активизации в сербской печати материалов о России, по поиску «постоянных информаторов» и «ярых сторонников сближения с Сов[етской] Россией» (с.140). Документы позволяют проследить развитие советско-югославских отношений во всей их противоречивости вплоть до начала Второй мировой войны.

Доктор исторических наук
Гуськова Елена Юрьевна

Список источников и литературы

  1. Македонский вопрос в документах Коминтерна. Т.1. Ч. 1. Скопье, 1999 /Сост. В Поповски, Л.Жила.

________
Опубликовано: Новая и новейшая история. М., 2010. № 3. С.239-241.