Начало > Разное > Балканы > 2004-06-30

Защитная Часть процесса против С. Милошевича в Гаагском трибунале начинается...

Заметки о процессе против Слободана Милошевича и некоторых других событиях, происходящих в Гаагском трибунале

Александр Мезяев, 30 июня 2004 г.

Процесс против С. Милошевича, длящийся уже более двух лет (а всего С. Милошевич находится в тюрьме более трёх лет), прошёл всего лишь свой первый этап. В конце февраля бесславно завершилась так называемая «Обвинительная часть» процесса, где своих свидетелей представляла прокуратура во главе с К. дель Понте. Завершилась бесславно — прокуратура заявила, что просит досрочно завершить свою часть. Теперь наступило время «Защитной части», где своих свидетелей будет представлять уже С. Милошевич.

Формально первый день Защитной Части начнётся 5 июля. Однако в этот четверг, 17 июня состоялась так называемая Предзащитная конференция, которая определила основные вопросы предстоящей защиты.

С. Милошевич представил суду список из более 1630 свидетелей. Среди них названы имена Клинтона, Блэра, Шредера и Геншера. С. Милошевич потребовал также от суда издать распоряжение правительствам США, Англии и Германии представить документы их разведывательных служб.

Суд, однако, распорядился сократить список свидетелей, заявив, что «их слишком много». С. Милошевич ответил на это, что десятки тысяч людей выразили желание дать показания в его пользу, и сократить список будет очень сложно. Судьи приняли также решение о том, что Защитная часть процесса будет длиться только 150 дней. Таким образом, С. Милошевичу дают на защиту ровно в два раза меньше времени, чем имела прокуратура! Судьи попытались объяснить это явно нечестное решение тем, что, дескать, С. Милошевич использовал больше времени, чем прокуратура, так как долго кросс-экзаменовал свидетелей. Всё это верно, иногда судьи давали С. Милошевичу чуть больше времени, чем прокуратуре, только ведь кросс-экзаменовал-то он свидетелей обвинения! Это были свидетели, которые давали показания против него! Так что Гаагский трибунал в очередной раз показал, что не способен обеспечить элементарных норм справделивого процесса, в первую очередь — равенства сторон!

Слободан Милошевич выразил свой решительный протест против такого подхода в проведении процесса. «Я здесь для того, чтобы представить правду», — заявил он. Для установления же правды немыслимо утанавливать такие временные рамки. Впрочем, именно поэтому суд их и установил. Правда во всей полноте будет слишком сильным ударом по этому трибуналу.

Во время предзащитной конференции прокуратура потребовала также, чтобы С. Милошевич представил содержание показаний его будущих свидетелей! Это вызвало возражение не только у С. Милошевича, но и у «друзей суда». В частности член амикус куриа С. Кэй расценил такое требование прокуратуры как раскрытие всего дела защиты. Суд, однако, распорядился, чтобы С. Милошевич удовлетворил это требование прокуратуры! Правда, с оговорками, но всё-таки, такое распоряжение было сделано.

С. Милошевич пока не вснёс в список свидетелей своё собственное имя. Возможно, он сделает это позднее, чтобы выступить на суде в качестве свидетеля. Правила трибунала содержат одну хитрость. Всё, что говорит обвиняемый — не является свидетельством до тех пор, пока он не принесёт присягу «говорить правду и только правду» и не выступит официально в качестве свидетеля. Таким образом, эта изуверская норма означает, что всё, что С. Милошевич говорит во время процесса (кроме одного или двух дней перевоплощения в свидетеля) не имеет никакого доказательственного значения! А ведь С. Милошевич уже до начала Защитной части, то есть во время Обвинительной части процесса опроверг ложь практически всех свидетелей!Так вот всего этого для судей «не существует»! Подчеркнём — не существует юридически, они не обязаны и даже не могут использовать всю данную информацию при вынесении решения.

В этой связи особо следует отметить, что в среду 16 июля, накануне Предзащитной конференции, судебная палата вынесла давно ожидавшееся решение по оправданию С. Милошевича. Здесь следует дать некоторые пояснения. Дело в том, что правила процедуры трибунала предусматривают после окончания Обвинительной Части процесса возможность защиты потребовать вынести решение об оправдании обвиняемого по тем пунктам обвинения, по которым не было представлено существенных доказательств. В связи с тем, что С. Милошевич отказался направлять какие-либо юридические просьбы суду, амикус куриа — «друзья суда» сразу после окончания Обвинительной части процесса направили в судебную палату такой запрос об оправдании.

Абсолютно очевидно, что прокуратура не представила существенных доказательств по огромному количеству пунктов обвинения. Прежде всего, это касается пункта обвинения «геноцид», а также обвинений, касающихся событий в Косово.

Несмотря на то, что суть решения суда можно было предугадать заранее, оно превзошло все ожидания. Судьи признали, что прокуратура представила существенные доказательства абсолютно по всем обвинениям, включая геноцид! Тот, кто следит за процессом не по кратким репортажам, а внимательно изучает все представленные на процессе свидетельства, не может не быть ошеломлён таким решением. Прокуратура полностью провалила свою Часть процесса. Даже западные юристы, с которыми мне в последнее время пришлось подробно беседовать об этом процессе, признают, что подобные доказательства не прошли бы ни одном суде европейского государства. И это мягко сказано. Во время процесса вскрылись грязные методы, которыми пользовалась прокуратура для фальсификации доказательств. Если называть вещи своими именами, то такой процесс не просто провалился бы в любой стране, а стал бы поводом посадить на скамью подсудимых самих прокуроров. Если после такого процесса судьи выносят постановление, что ни по одному из 66 пунктов обвинения С. Милошевич не может быть оправдан уже на данном этапе, означает одно — окончательное решение суда по делу уже принято и оно не зависит от того, как будет проходить процесс и какие доказательства будут (или не будут!) представлены.

Тем не менее, С. Милошевич не сломлен. Уверен, он будет бороться до победы. Официально это «дело» в Гаагском трибунале называется «Прокурор против С. Милошевича», однако процесс уже давно можно назвать «С. Милошевич против трибунала». Убеждён, что предстоящая Защитная Часть станет ещё более успешной и трибунал будет повергнут.

Следует сказать несколько слов о новом составе судебной палаты.

Как известно, сразу после завершения Обвинительной Части процесса председательствующий судья Ричард Мэй ушёл в отставку. В четверг общественность впервые увидела нового судью — шотландца лорда Йана Бономи. Ему 58 лет, он работал адвокатом, затем — прокурором, и, наконец, последние 7 лет — судьёй Верховного суда Шотландии.

Однако чтобы уяснить себе место и значение нового судьи Бономи, а также нового председательствующего судьи, которым стал П. Робинсон, следует, как я уже сказал выше, понять причину отставки судьи Мэя.

Безусловно, Р. Мэй своим поведением нанёс трибуналу огромный ущерб. Всё-таки, задача трибунала — произвести благоприятное впечатление на мировую общественность. Да, осудить только одну сторону гражданской войны. Да, наказать только сербов. Да, безусловно осудить С. Милошевича. Но! Произвести при этом благоприятное впечатление. Внешние атрибуты «равенства сторон» и соблюдения «прав обвиняемого» должны быть соблюдены. Ещё и ещё раз возвращаясь в размышлениях к вопросу о причинах странной отставки Мэя, приходишь к выводу о том, что плохое здоровье, вряд ли было реальной причиной отставки. Мэй просто не был готов выполнить ту роль, которую на него возложили. Он стал просто посмешищем. Конечно, это не означает, что Мэй глуп. Совсем нет. Но вот что касается разного калибра столкнувшихся личностей, то Мэй, безусловно, С. Милошевичу проиграл. Да и не мог не проиграть. Проиграл бы любой судья трибунала. Гаагского или любого другого. Слишком несопоставимы личности. Будучи обычным провинциальным судьёй и привыкший иметь дела с уголовниками, Мэй не был готов ни интеллектуально, ни псхолгически готовым выдержать тот уровень боя, который дал трибуналу С. Милошевич. В провале Мэя виноват не он сам. Это, повторяю, посредственная личность, от которой и нельзя было ожидать большего. Здесь больше виноват француз Клод Жорда, бывший в 2001 году президентом Гаагского трибунала и который должен был назначить конкретных судей для «дела» Милошевича. Осознавая всю ответственность за главное дело трибунала, Жорда поступил по классическому правилу: «не рисковать». И назначил главным судьёй процесса англичанина Мэя. Вероятно ни Жорда, ни Мэй, ни кто-либо ещё, не могли предположить, с какими проблемами они столкнутся. Они надеялись что С. Милошевич будет сломлен, но этот расчёт не оправдался. Именно поэтому хочется ещё раз подчеркнуть психологическую неготовность Мэя к ведению процесса против С. Милошевича. Мэй нервничал. Он просто психовал. Если я когда-нибудь поверю в версию о плохом здоровье Мэя, как причине его отставки, то только при условии, что это была нервная болезнь. Однако своим поведением Мэй дискредитировал трибунал. Я имею в виду, конечно, не столько сам трибунал, сколько его политику творить беззаконие благообразным образом. Очень вежливо. Как, например, судья Агиус. Мне довелось наблюдать ведение процессов разными судьями Гаагского трибунала. Ни один из них не был столь непрофессионален, как Мэй. Тот же Агиус, ведущий дело против Воислава Шешеля ведёт себя так мило и ласково, что просто хочется бросить всё и идти к нему подсудимым. Конечно, это не значит, что и Агиус, и все другие «милые» судьи не выполнят тех задач, которые поставит перед ними трибунал. Но сделают они это не с тем солдафонским рвением, напролом, как это делал Мэй, а более «профессионально». Не хотелось бы, конечно, употреблять термин «профессионализм» в данном контексте. Это слово имеет более высокое значение. Тем не менее, убеждён, что Мэя убрали именно за непрофессионализм. И, может быть, поступили с ним жестоко, когда на прощальной церемонии только и говорили что о его профессионализме. Убрали его за то, что он открыто демонстрировал свою пристрастность, открыто работал на обвинение.

Трибунал уже сейчас понимает, что приговор С. Милошевичу не будет иметь международного признания, если он станет результатом такого процесса. Поэтому Мэя и «ушли». Это, конечно, не означает, что приговор будет другим! Но Мэй, ставший фактором риска для, — нет, — не справедливости процесса, а его благообразности, был убран.

На самом деле, Мэя заменил не столько судья Бономи, которого нам ещё предстоит узнать, а, действительно, благообразный судья Робинсон.

Новый судья Й. Бономи — обычный судья по уголовным делам. И в этом смысле он не лучше Мэя. Иметь опыт судить простых уголовников, совсем не то, что судить главу государства, тем более такого человека, как С. Милошевич. Уровень судей и подсудимого несопоставим. Отсюда были проблемы и у Мэя. Он был ни интеллектуально, ни психологически не готов судить С. Милошевича. Может быть, Бономи более готов психологически (если он, кончено, учёл уроки Мэя) к подготовленной ему роли, но с интеллектуальной подготовкой всё равно, думаю, будет та же самая пропасть, что существовала между С. Милошевичем и Мэем.

Конечно, фигура судья Мэя была слишком одиозна. Однако его отставка ничего не изменит. Последнее решение уже нового состава судебной палаты убедительно это доказало. Следует сказать, что «тень» Мэя всё ещё присутствует в судебном зале. Видимо, понимая, что его всегда будут сравнивать с предшественником, во время Предзащитной конференции новый председатель судебной палаты П. Робинсон постоянно отключал микрофон и прерывал С. Милошевича.


Следует, однако, сказать, что кроме процесса против С. Милошевича в Гаагском трибунале происходят и некоторые другие события, о которых следует сказать несколько слов.

Следить за работой Гаагского трибунала в целом, чрезвычайно важно, ибо там, на менее значимых процессах систематически идёт подготовка приговора С. Милошевичу. Так, в недавнем решении высшей инстанции Гаагского трибунала — его Апелляционной палаты, по делу Крстича, сказано (а это значит — установлено в качестве исторического и юридического факта!), что в Сребренице имел место геноцид. А ведь Сребреница — пункт обвинения против С. Милошевича! Более того, доказательств геноцида на процессе против С. Милошевича представлено не было, а теперь — и не нужно! Судьи будут обязаны последовать решению высшей инстанции трибунала!

Буквально несколько дней назад та же Апелляционная палата вынесла решение и по делу Брдянина. Это решение очевидно имело целью не допустить оправдания С. Милошевича по пункту «геноцид». Дело в том, что для доказательства геноцида необходимо доказать, пользуясь языком уголовного права, специальный умысел. Именно этот умысел и не был доказан на процессе против С. Милошевича. Однако, чтобы спасти этот (видимо, самый важный для прокуратуры) пункт обвинения, Апелляционная палата трибунала в деле Брдянина постановила, что этот специальный умысел не обязателен!

Недавно начался давно ожидавшийся процесс над бывшим председателем Ассамблеи Республики Сербской, а позднее — членом Президума Боснии и Герцеговины Момчило Краишником. Если на других процессах использование секретных свидетелей стало столь частым, что уже перестало кого-либо удивлять, то проведение секретного процесса — что-то новое. Практически треть судебных заседаний процесса против М.Краишника проходит за закрытыми дверями. То есть о том, что происходит на процессе в это время не предоставляется никакой информации Более того, заседания суда без объяснения причин постоянно откладываются. А ведь это только первые недели Обвинительной части!

Не менее странные вещи происходят в деле бывшего президента Республики Сербская Краина Милана Бабича. Как известно, несколько месяцев назад М. Бабич без проведения судебного процесса признал себя виновным по одному пункту обвинения, взамен чего прокуратура отозвала все остальные пункты обвинения. Однако М. Бабич , кроме того, должен выполнить ряд обязательств перед прокуратурой в рамках «сотрудничества». На практике это означает, что таким «подписантам» назначают небольшое наказание взамен за обвинение других. Он уже давно начал работать на прокуратуру. Следящим за событиями в трибунале хорошо памятны его показания против С. Милошевича. Учитывая тот высокий пост, который занимал Бабич, прокуратура возлагала на него огромные надежды. Беспрецедентный в истории трибунала случай, где в день дают показания 2 — 3 а то и более, свидетелей: Бабич давал показания в течение 12 (!) дней. Прокуратура взамен на продление его показаний, отказалась от 14 других свидетелей! Кстати, во время его показаний, С. Милошевич доказал с помощью видеозаписи, что представляемые «доказательства» сфальсифицированы. Тем более нелепо выглядит последнее решение суда. Впрочем, Бабича я упоминаю в связи с тем, что на прошлой неделе было объявлено о заседании суда, который должен был провозгласить его приговор. Обычно такие анонсы не делаются до того момента, когда решение уже не готово. Однако внезапно заседание суда и объявление приговора было, без объяснения причин, отменено.

Наконец, ещё одним событием, которое следует отметить, является решение Гаагского трибунала временно освбодить обвиняемого Владимира Ковачевича. Однако освобождение это произошло в связи с тяжёлым психическим заболеванием обвиняемого и необходимостью срочного лечения в психиатрической больнице, причём. как особо подчеркнул суд, «в сербскоговорящей среде». О том, что В.Ковачевич страдает тяжелым психическим заболеванием было известно ещё в день его насильной доставки в трибунал более 8 месяцев назад. И только сейчас трибунал постановил о необходимости «срочного» лечения!

Во вторник прошла очередная статусная конференция в деле Воислава Шешеля. Вот уже год, как В. Шешель находится в тюрьме, после добровольного прибытия в Гаагский трибунал, однако процесс против него ещё не готов. Более того, на днях Шешель выиграл пусть небольшое (по сравнению с обвинением против него, в целом), но важное дело. Судебная палата, ведущая дело В. Шешля, была вынуждена признать его правоту и исключила из обвинения все пункты, касавшиеся событий в сербской автономной провинции Воеводина. Дело в том, что трибунал не имеет юрисдикции рассматривать любые события, если они произошли не во время вооружённого конфликта. Даже имея очевидную задачу переписать историю югославского конфликта, Гаагский трибунал не посмел доказать абсолютно недоказуемое. Эта первая победа В. Шешеля ещё до начала суда весьма показательна.

Одновременно с этим решением судебной палаты было издано решения секретариата трибунала, который в очередной раз продлил запрет В Шешелю на любые контакты с внешним миром. Этот запрет был введён ещё в декабре прошлого года. Тогда это было связано с парламентскими выборами в Сербии. В решении секретаря трибунала говорилось, что Шешелю запрещаются все виды встреч, телефонных разговоров и посещения (кроме встреч с адвокатом, которого у Шешеля нет — он защищает себя сам, и ближайшими родственниками — под наблюдением охраны). Парламентские выборы давно прошли. На них победила партия В. Шешеля. Ближайшие преследователи отстали на 10 %. Однако запрет на связь с внешним миром не был снят — предстояли президентские выборы. В прошлое воскресенье в Сербии прошли и эти выборы. Победу на них вновь одержал кандидат партии Шешеля — заместитель председателя партии Томислав Николич. Однако полученных голосов не хватило для победы в первом туре. Второй тур предстоит 27 июня. И секретарь трибунала вновь продлил запрет на связь с миром до 1 июля. Обращает на себя внимание, насколько Гаагский трибунал боится Шешеля даже находящегося в тюрьме. «Свободный» Запад не даёт Шешелю право на свободу слова, опасаясь «неправильного» голосования сербского народа!

Процесс против Воислава Шешеля может стать для трибунала не менее сложным и проблематичным, чем процесс прортив Слободана Милошевича. Прошлой осенью мне довелось присутствовать в Гаагском трибунале на одной из статусных конференций по делу Шешеля. Конечно, В. Шешель выглядел сильно утомлённым (за время нахождения в тюрьме он потерял 18 килограммов), и на вопрос судьи, не испытывает ли он каких-либо проблем со здоровьем, ответил: «Да, испытываю. Мне доставляет тяжкие психологические страдания видеть вас. Своими мантиями вы напоминаете мне инквизиторов». Несмотря на то, что в прошедший понедельник В. Шешель заявил, что состояние его здоровья значительно ухудшилось, он готов к бою. Готов ли к такому бою Гаагский трибунал?


Итак, 5 июля начинается Защита Милошевича. Пожелаем же удачи этому выдающемуся человеку, признанному лидеру сербского народа и всех других народов, которые не смирились с порабощением. Из истории древней и самой новейшей, мы знаем, что сербы не сдавались никогда! Мужества вам и сил, товарищ президент!

Александр Мезяев

________
Текст получили 30 июня 2004 г. На тот момент еще нигде не был опубликован.